m r o m m . c o m                    Стихотворения_и_поэмы

Виктор Каган

Времени трамвайчик старый
 

Виктор Каган (Даллас, Техас)

 

mromm.com

Содержание    

Над бледной осенью не дым, а дымки тень.. 1

Нас самих с собою рассудит.. 2

Мандельштамовские эпиграфы... 2

Октавы... 4

1989.. 5

Зимнее. 6

Кенигсберг. 7

Меж пальцев утекают годы... 8

Времени трамвайчик старый.. 9

 

Над бледной осенью не дым, а дымки тень

 

* * *

Над бледной осенью не дым, а дымки тень.

Ещё не жгут ни листья и ни память.

Ещё прозреньем исцелять и ранить

Способен начинающийся день.

Потом придут такие холода,

Что вдох без выдоха заледенеет в легких.

Но и тогда, дай Бог нам и тогда

Не позабыть о близких и далеких,

Кто жив в душе и в ком жива душа,

Хоть многих нет и многие далече.

Как руки, листья падают на плечи.

Не надышаться, осенью дыша.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Нас самих с собою рассудит

 

***

 

Нас самих с собою рассудит

И в мешке перепрячет шило

Обещанье того, что будет,

И молчанье о том, что было.

Миновало. Кануло. Сплыло.

Только вот среди ночи будит

Обещанье того, что было,

И молчанье о том, что будет.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Мандельштамовские эпиграфы

 

1

Он опыт из лепета лепит

И лепет из опыта пьёт.

 

Минование мая

Неожиданно, вдруг.

И, дождинкой сверкая,

Покатился из рук


Неразменный червонец

Уходящей весны.

В царской водке бессониц

Растворяются сны,

В слово лепится лепет

И у губ, у плеча –

Полушёпота трепет

И молчанья свеча.

И росою рассвета

Невесомо паря,

Начинается лето

Как пролог сентября.

 

 

2

Перо – кусочек  птичьей  плоти.

 

Сколь ни загадывай желанья,               

Судьба себе самой равна.

Она печаль и упованье,

Любовь, прозренье и вина,

И обронённое в полете,

Отставшее от косяка

Перо – кусочек птичьей плоти,

Истёкший строчкою стиха.

 

3

Ох, как крошится наш табак…

 

Всё было, есть и будет так:

На курьих ножках развалюха

И раскрошился наш табак,

И нож сломался о краюху,

И нам то боязно, а то

Мы тем лишь душу успокоим,

Что вытряхнем на решето

Весь мир и звёзды перемоем.

 

4

Себя губя, себе противореча …

 

Себя губя, себе противореча,

Вот так и жить, печали не переча,

Вот так и жить, не требуя у неба

Ни жалости, ни милости, ни хлеба,

И, праздностью не осквернив субботу,

Творить свою нехитрую работу

И почитать за счастье и за благо

Возможность слова, взгляда, жеста, шага,

И вспять не повернуть, когда нагонишь

Елабугу свою или Воронеж,

И руки положить судьбе на плечи,

Преодолев косноязычье речи.

 

5

… и несладким кормит хлебом

     неотвязных лебедей.

                         

Был привкус пасмурного неба

И непролившихся дождей

В сыром тяжёлом ломте хлеба

И жадном крике лебедей.

Был привкус ржавчины и прели

В воде, коснувшейся лица,

Был привкус декабря в апреле

И привкус ямы у крыльца,

Когда под гибельные бредни

Забытый Богом иудей

Крошил в ладони свой последний

Несладкий хлеб для лебедей.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Октавы

 

Мне снилось, и сон был прозрачен и краток –

Без символов тайных и прочих страстей,

Июльского дня ещё теплый остаток

Прекрасный, как хлеб на столе без затей,

И девочка – вся из ключиц и лопаток,

Разбитых коленок и острых локтей,

И ты над дорогою дачной песчаной

То радостной птицей, то птицей печальной.

 

А нынче мне снится, что ты уезжаешь,

А, может быть, я ... ты меня провожаешь,

Но не на вокзале, а в старом саду.

То дымом потянет, то прелой листвою,

И я по тропинке с тобою бреду,

И кто-то чирикает над головою,

И вдруг, будто в сказочном страшном бреду,

Стена до небес между мной и тобою.

 

Проснусь. И засну. И опять что-то снится –

Не лес и не сад, что-то вроде поляны

И воздух прогретый неслышно струится,

И запах то ладана, то валерьяны,

С деревьев кривляются странные птицы

С лицом любопытной и злой обезьяны.

Проснусь. И уже не засну до рассвета.

К чему бы всё это? Что значит всё это?

 

И я вспоминаю щемяще и нежно

Начало весны. Ещё холодно, снежно,

Хотя уже время снегов сочтено,

Снежинки ложатся на губы, на плечи,

Мы в мире одни бесконечно давно,

Как в юности сбивчивы руки и речи,

Всё ясно и чисто, всё предрешено.

И не отличить мне прощанье от встречи.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

1989

 

1

Если ты, Господи,

Надумаешь нас покарать,

Не посылай, Господи,

На нас никакую рать,

Дай нам свободу, Господи,

И мы начнём убивать.

Через неделю, Господи,

Некого будет карать,

Некого будет миловать,

Некого будет казнить,

Некому будет плакать,

Некому хоронить.

 

2

Вот стою на пороге рая –

Ни войти, ни уйти не могу  

И пощёчин с лица не стирая,

Как могу, лицо берегу.

Вспоминаю, не вспоминая.

Забываю – и не забыть.

И стою на пороге рая,

И не знаю, как дальше жить.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Зимнее

 

1

На сосновой столешнице след молока,

Недопитая чашка, бутылка пустая.

Незатейливой жизни картинка простая.

Так близка эта жизнь, но и так далека.

 

Здесь другие пейзажи, другой натюрморт,

И прекрасна в своем многолетье секвойя.

Но откуда среди тишины и покоя –

За случайной телегой собачий эскорт

 

И возницы беззлобный в ответ матерок,

Кровь рябин, растворённая в красном закате,

И, как в книге старинной, в оконном квадрате

То былинный напев, то чудной говорок?

 

Это памяти шёпот об ушедшем былом,

Это пережитого глухое броженье,

Это в жизни теперешней – той продолженье.

И свеча оплывает, как жизнь, над столом.

 

Не грущу и не плачу. Спасибо, что есть,

То, что есть. А иного нельзя и не надо.

Оплывает свеча. Открывается взгляду

Позабытая, было, из прошлого весть.

 

2

 

Столешницы сосновый запах.

Вечерний мягкий полумрак.

Декабрь на бесшумных лапах.

И добродушный лай собак.

 

Российский шалый дух беседы –

Уж коли пьёшь, так пей до дна.

Скандал за стенкой у соседа.

В квадрате форточки – луна.

 

Неровный строй пустых бутылок,

Но ни в глазу – светло, легко.

Жизнь дышит ласково в затылок,              

И смерть гуляет далеко.

 

И чётки лет перебирая,

Я против времени лечу.

Хочу ли я туда? Не знаю.

Да нет, пожалуй, не хочу.

 

Но, как молитву, повторяю

Друзей святые имена

И фотографии листаю,

И воскрешаю времена,

 

Когда ещё ни сном, ни духом

Мы и представить не могли,

Что припадём оглохшим слухом

К обратной стороне Земли.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Кенигсберг

 

Так холодна кипящая волна,

Что душу сводит, будто сводит ноги.

Ах, Кенигсберг – отдельная страна,

Где Канта можно встретить по дороге

Из булочной под часовой удар,

И шляпу приподнять, но не осмелясь

Заговорить, покинуть тротуар,

Чтоб не спороть какую-нибудь ересь.

И пропадать в музее янтаря,

Потом искать янтарь на побережье,

Потом, вкусив копчёного угря,

Друзьям внимать и говорить пореже,

Чтоб не навеять горечь и тоску.

Стоит в глазах палаты скорбной стенка,

Где меч падёт – лишь  дрогнуть волоску –

На шею генерала Григоренко,

Где что ни санитар, то два нуля

(сортир души – особая секретность),

где психиатр, вам душу заголя,

свою упрячет в тусклую бесцветность.

И чудится, что, стены разведя

Под взглядом сумасшедшего соседа,

Выходит генерал в забытый вкус дождя

И с Кантом до утра ведет беседу.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Меж пальцев утекают годы

 

***

 

Меж пальцев утекают годы.

Я снова – только ученик.

Уж позабыты те погоды,

А к этим как-то не привык.


Уже отмыта накипь страха,

И улыбаюсь – cheese! – вполне.

Но липнет мокрая рубаха

К спине в привидевшемся сне.

 

Пора усушки и утруски.

Щит в руки иль спиной на щит?

И выругаюсь я по-русски,

Добавив по-английски: “Shit!”.

 

Мы не единым хлебом сыты,

Но хлеб насущный даждь нам днесь

Всем, кто одной судьбой повиты

И здесь, и там, и там, и здесь.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Времени трамвайчик старый

 

***

 

Времени трамвайчик старый.

Я запрыгну на ходу.

У мальчишечки с гитарой

Я гитару уведу.

Рельсы вьются.

Струны плачут

И смеются, и поют.

Песенкою обозначат

Неприкаянный уют

В неприкаянной отчизне.

Доиграю.

Помолчу.

И с подножки этой жизни

В жизнь иную соскочу.

 

К содержанию           |          Все поэты