m r o m m . c o m                    Стихотворения_и_поэмы

Давид Шраер-Петров

Эд Теннер

Трагикомедия в двух действиях и шести картинах

 

Давид Шраер-Петров (США)

 

mromm.com

Содержание                                 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. 2

Картина первая. 2

Картина вторая. 9

Картина третья. 29

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. 44

Картина четвертая. 44

Картина пятая. 56

Картина шестая. 63

 

 

Действующие лица:

 

Эдвард Теннер, сельский врач

Эмми, фермерша, его возлюбленная

Лиззи, девушка из селения, где живет Теннер

Джозефина, жена Теннера, бродячая актриса

Джон, сын мельника, бывший матрос

Ричард Персон, доктор медицины, член Королевского Общества

Священник

Грейв и Гигл, фермеры

Фермеры, девицы, местные жители

 

Прототипом главного героя послужил Эдвард Дженнер великий английский врач и оспопрививатель (17491823).

 

Действие происходит в конце 18 века в Англии.

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Картина первая

 

В доме Эмми

 

ЭММИ

С четырнадцати лет осталась я одна.

И ферма с выпасом, коровы, овцы

Хозяйство на плечи мои легло.

 

ТЕННЕР

Десятый год, как я бежал сюда

ЭММИ

Не надо, Эдвард! Что в воспоминаньях!

Они на сердце давят тяжким гнетом,

А кровь не сидр, похмелье не пройдет.

 

ТЕННЕР

Десятый год, как я покинул Лондон,

Оставил дом, лечебницу, друзей.

Как вор, тайком бежал на побережье,

Чтоб Северное море мой позор

Волнами неподкупными омыло.

Но море с неотступностью быка

Бодает берег или бьет копытом,

А черная болезнь меж нами бродит

И черным когтем ставит смерти знак.

 

ЭММИ

Или значок, царапинку счастливцам.

 

ТЕННЕР

Как ты красива, Эмми! Даже знак

Когтистой лапы твоего лица

Нимало не коснулся. Лишь рука

 

ЭММИ

Кто чем свой хлеб насущный добывает,

На том кладет судьба свою печать.

Я пальцами послушными дою

Коров. А потому и пальцы в метках.

А Лиззи

 

ТЕННЕР

Лиззи что?

 

ЭММИ

Красотка Лиззи!

Она коровницей не пожелала стать.

 

ТЕННЕР

С такою статью около коров?!

 

ЭММИ

Так у любезной вертихвостки Лиззи,

Которая по жизни скачет, словно

Ее отец был не кузнец кузнечик,

А мать не белошвейка, а блоха.

Так у твоей любезной крошки Лиззи

 

ТЕННЕР

Ну, вот! Хоть позабудь все имена

Девиц

 

ЭММИ

Нет! Потаскух обозначенья!

У голенастой Лиззи будет метка,

Где для греха придумана беседка.

 

ТЕННЕР

Я врач. А ты диагноз выдаешь,

И предсказания твои, как острый нож.

Но ты несправедлива.

 

ЭММИ

Так спешите!

Она вчера в лавчонке говорила,

Мол, доктор Теннер звал ее к себе.

 

ТЕННЕР

Для дела, Эмми.

 

ЭММИ

Я и говорю,

Для дела. Разве десять лет не срок,

Чтоб фермерша успела надоесть

Великому врачу?

 

ТЕННЕР

Я не хочу!

Я не желаю слушать твои слова.

Одно лишь Провиденье

Раздаст по справедливости награды

И наказания.

 

ЭММИ

Когда?

 

ТЕННЕР

Быть может,

Когда уже не будет нас на свете.

Не многие при жизни получают

С полей засеянных признания колосья.

Но дело, для которого ты гнешь

Всечасно выю, если это дело

 

ЭММИ

Звенеть струей молочной о подойник!

 

Теннер

Звенеть струей молочной и звенеть

Строкою точной в разуме и сердце,

Звенеть стрелою точной в поле брани,

Звенеть ключами у ворот надежды

Все это дело, Эмми. И любить!

 

ЭММИ

Тогда люби, не вспоминай о Лиззи.

Какая радость спать с трактирной девкой?!

 

ТЕННЕР

Но молода она, и это важно.

 

ЭММИ

В своем ли, сударь, вы уме?

 

ТЕННЕР

Вполне!

Я никогда еще, мой друг, не мыслил

Так ясно, словно горизонт промыт,

И я в зарю обмакиваю перья,

В чернила алые. Пишу, пишу, пишу

Канон новейшей дерзкой медицины,

Канон, который мудрый Авиценна

Признал бы продолженьем своего.

 

ЭММИ

А крошка Лиззи в этом горизонте

Чернильница для вашего пера?

Пора давно вам уходить, милорд.

Мне в пять вставать. И тут не до картинок.

Коровы и коровницы на мне

И Пит, племянник мой

 

ТЕННЕР

Пит?

Странное какое совпаденье.

Пит имя роковое для меня.

 

ЭММИ

Да, да. Племянник. Померла сестра.

 

ТЕННЕР

А муж ее?

 

ЭММИ

И он за нею следом.

Вот из соседней привела деревни

Я мальчика. Он спит теперь за ширмой.

А Лиззи? Ваша воля, доктор Теннер.

И то при вас я в девках засиделась.

Мне двадцать семь. А Джон матрос, который

Из дальник плаваний вернулся навсегда,

Чтобы отца на мельнице сменить,

Подарки шлет и замуж зазывает.

И вас, милорд, вас, доктор Эдвард Теннер,

Поколотить грозился он в трактире.

 

ТЕННЕР

Живи, как знаешь! Джон иль Том плыви

В реке веками утвержденной жизни.

 

ЭММИ

Поймите же! Я вырастить должна

Ребенка. Джон усыновит его.

Ведь мальчику необходим отец.

Пусть Джон, пусть Том, пусть дьявол, наконец!

 

ТЕННЕР

Как скачут наши мысли и слова.

Я вижу дали. А в своих делах,

Где хлеб и мясо, пиво и вино,

Не разберусь.

 

ЭММИ

Вы вспоминали Лиззи.

 

ТЕННЕР

Пойми, мне ровным счетом наплевать

На то, что Лиззи любит поскакать

С парнями, что она спиной

Непрочь прижать на время маргаритки,

На время сладкое, когда ее лицо

Глядит в дневные звезды жарких глаз.

Мне наплевать на то, что иногда

И я непрочь ее бедра коснуться,

И грудь огладить, и услышать смех

В ответ на шутку дерзкую. О, Эмми,

Все это мимолетные утехи,

Не в этом, Эмми, жизненные вехи!

 

ЭММИ

Тогда зачем? Клянитесь мне, что вы

Не связаны с ней мыслью греховодной!

 

ТЕННЕР

Клянусь, любовь моя! Клянусь, клянусь,

Что краше Эмми не было на свете.

Нет! Не было нечаянная ложь.

Не будет никогда на свете правда!

Твоих волос медвянозолотых

Меня пьянит ленивое скольженье.

Все Лиззи, Мэри, Роззи, Кэйти, Дженни

Не стоят взгляда нежных глаз твоих.

Одна лишь женщина, одна на белом свете

Меня пьянила и влекла, как ты

Влечешь и опьяняешь. Но она

Моя покойная жена, актриса

Исчезла в тот же самый день, когда

Погиб наш сын десятилетний Пит,

Растерзанный когтями черной оспы.

Вот почему так странно и так страшно

Мне прозвучало имя мальчика, который,

О, Эмми, взят на воспитание тобой

Да, Джозефина, впав в безумие, бежала.

Куда не знаю. Умерла в пути?

Покончила с собой? От черной оспы

Не скрыться, как не скрыться от судьбы.

В те дни ужасные, не зная ничего

О смерти сына, о жене бежавшей,

Я был в беспамятстве. Мой разум был отравлен.

Мое лицо и тело в гнойных язвах.

Как выжил я? Зачем? Не понимаю.

Очнулся в опустевшем доме. Сад

Посыпан желтыми, как оспинки, листами.

Могила свежая с надгробным камнем,

Простым булыжником, который вырван был

Из мостовой ногтями Дозефины.
Так кажется мне. Впрочем, я не знаю.

И надпись на булыжнике: Прощай,

Мой мальчик, и прости отца

 

ЭММИ

Отца за что?

За что прощать отца

И мужа? Вы ведь потеряли

Одновременно и жену и сына.

Не понимаю.

 

ТЕННЕР

Ей казалось, я

Еще тогда знал тайну, знал возможность

Противодействия ужасной смерти.

 

ЭММИ

Ну а вы?

 

ТЕННЕР

А я в те дни догадывался только.

Предчувствовал. Огонь едва горел

В светильнике, который вдохновеньем

Зовется у поэтов. Обманулся

В своих расчетах. Оспу в дом занес,

Которой заразился от больных.

Все было кончено. Пит умер. Джозефина,

От сына заразившись, покрывалась

Орнаментом смертельных язв. А я

В беспамятстве лежал полуживой.

Но я, к несчастью, выжил. Дом был пуст.

Оплакав сына, я покинул дом

С рассудком воспаленным и лицом,

Обезображенном когтями черной оспы.

Я исходил всю Англию весь остров,

Шотландию включая и Уэльс.

Рыбацкое суденышко за шиллинг

Меня в Ирландию перевезло, Но я

И там не встретился с моею Джозефиной.

Она погибла гденибудь в дороге.

И я поклялся памятью жены

И сына оспу приручить.

 

ЭММИ

А Лиззи?

Зачем вам Лиззи приручать?

 

ТЕННЕР

Глупышка!

Ее обуздывать и приручать не стану,

Волос ее, груди, изгибов стана

Я не коснусь в греховном забытьи.

Ты у меня одна. Теперь твои

Глаза и волосы, и грудь, и стан, и плечи

Меня влекут к тебе. Поверь мне, крепче

И сладостней нет у меня цепей.

 

ЭММИ

Клянитесь, Теннер, что и вправду к ней

Не пристаете!

 

ТЕННЕР

Ну, конечно!

 

ЭММИ

Лжете!

 

ТЕННЕР

Поверь, она нужна мне для того,

Чтоб завершающий эксперимент поставить.

 

ЭММИ

Поставить что?

 

ТЕННЕР

Эксперимент. Ну, опыт.

Иначе говоря, чтоб подтвердить

Мою теорию. Тогда предотвратить

Смогу я оспу в нашей местности и в графстве,

И в Англии, на всей земле. Из рабства,

В котором держит Провидение людей,

Я их освобожу.

 

ЭММИ

Но только с Лиззи, с ней

Не надо, Теннер. Я прошу вас, Эдди.

 

ТЕННЕР

Ты у меня одна на белом свете!

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Картина вторая

 

Кабинет доктора Эдварда Теннера.

 

ТЕННЕР

Ужели близок час, который брел

Ко мне, как странник, по дорогам жизни?

Он вышел в путь беспечным и веселым.

И песни бились не в мешке заплечном,

А на устах, как чайки, над волнами.

Он вышел в путь, когда студент Эд Теннер

Впервые встретил лик противожизни,

Впервые разглядел следы распада

На трупах павших от болезни черной.

Казалось, люди прилегли, устав

От горя, счастья, дум и наслаждений,

А язвы мимолетнее песка,

Который прилипает ненадолго

К лицу купальщика и шее, и плечам.

Вода покинет желтые крупинки,

Песок осыплется, и тело станет чистым.

Но язвы оспенные тело не покинут.

Они в жгуты закрутят кровь в сосудах.

Они заставят тело распластаться

Не в сладкой одуряющей истоме,

Не в обновляющем рассудок долгом сне,

А в положеньи мертвого предмета,

В безвольной позе мертвого ствола,

Кору которого топор вскрывает острый.

Тогда слова веселых легких песен

Сменились горьковатыми словами,

И путьдорога повернула к быту

Врача лечебницы в окрестностях столицы.

Казалось, время двигалось внутри

Спирали, образуемой улиткой,

Когда работадом, работадом

Законченнную схему окаймляют.

Но черный смерч обрушился на Лондон.

Крученая ракушка раскололась.

И вместо дома свежая могила,

Которую увидел Эдвард Теннер

Когда давимый непосильной глыбой

Эд Теннер погружался в мрак безумья,

Клочок сознанья, птичий пересвист,

Биенье жилки на виске старухи,

Или иная вещая примета

Ему сказала: Подожди, Эд Теннер!

Есть жизнь. Противожизни ты коснулся.

Мир повторяем. Словно ключ к замку,

К противожизни должен быть рычаг

Придуман человеком. Если нет

Тупик и пустота, конец творенью.
Эд Теннер, ты еще не до конца

Прошел свой путь. Как будто полководец

После сраженья обходящий строй

Оставшихся в живых и сонм погибших.

Познай иные лики черной оспы.

Эд Теннер, поезжай на побережье!

Там солью моря воздух напоен,

Там прост уклад, бесхитростны устои.

Легко анализировать следы

Пронесшейся над королевством бури.

Кто выжил победил. И в нем самом

Противожизнь нашла свою могилу.

Эд Теннер, ты тогда познаешь путь

Борьбы со смертью до прихода смерти.

Научишься ты смерть предупреждать!

И что же! Я коснулся существа

Творенья. Я распределил

Всех выживших на группы. И отпрянул.

Лишь две колонны в армии моей:

В одной колонне маски вместо лиц,

Изрытые ужасной оспой лики,

Как луга лик, изборожденный плугом.

На щечках девочек, где ямочки лежат

В беспечном ожиданью поцелуя,

Рубцы белели. Острые края

Недавних язв смешили и пугали.

А век полуобкусанных листы

Глазные яблоки не укрывали вовсе.

И можно было говорить с трудом:

Смеется или плачет человек.

И во главе колонн стоял Эд Теннер

С лицом, изборожденным лапой оспы.

Коровницы в другой ватаге были

Нетронутыми вырвались из пасти

Чудовища. И Эд Теннер, врач,

Естествоиспытатель и философ,

Беглец и выпивоха, несчастливец,

Эд Теннер, наконец, поверил в то,

Что разыскал игольное ушко,

Через которое от смерти уведет

Адама род. Мне истина открылась:

Коровницы остались без ужасных,

Уродующих шрамов на лице.

Они все выжили, переболев сначала

Коровьей оспой. Я ее вакциной

Назвал. Коровницы, переболев, несли

Отметинки на лицах и руках,

И на груди, как на груди у Эмми,

Которую Эд Теннер променять

На тысячи других не согласится.

Счастливчики перенесли вначале

Противосмерть, болезнь в миниатюре.

И плоть их зеркалами каждой клетки

Безвредную вакцину уловила,

Чтоб приступ черной оспы отразить.

И наконец, пришел желанный час.

Закончился период размышлений.

Пора решительного действия пришла.

Пора продолжить Гиппократа путь,

Галена, Авиценны и Гарвея.

Пора эмпирику сменить наукой,

Жизнь человека положить на чаши
Богини правосудия Фемиды.

Пора, Эд Теннер, начинать эксперимент!

(Стук дверного молотка)

Пора входить

 

ЛИЗЗИ

Входить? Вы это мне?

 

ТЕННЕР

Вступать в соревнованье с Провиденьем.

 

ЛИЗЗИ

Нет, не виденье я, а Лиззи.

 

ТЕННЕР

Лиззи?

Ах да, входи! Заждался я тебя.

 

ЛИЗЗИ

Так разве ждут, что гостя не впускают?

 

ТЕННЕР

Входи же, Лиззи.

 

ЛИЗЗИ

Мой теперь черед.

(Входит)

А ваш потом.

 

ТЕННЕР

Но прежде отдохни.

Согрейся кружкой молодого эля.

 

ЛИЗЗИ

Эль не по мне. Когда бы я бочонком,

А не девчонкой тоненькой была,

Пила бы эль с рассвета до заката.

 

ТЕННЕР

А виски?

 

ЛИЗЗИ

Разве женские виски

Тисками виски стягивать годится,

А не ласкать рукой нетерпеливой?

Огонь, который разжигают виски,

Способен влагу страсти иссушить,

А с вами мы почти что незнакомы.

Нет, виски не нужны мне.

 

ТЕННЕР

А портвейн?

 

ЛИЗЗИ

Портвейн подобен крови старика:

В нем крепость, опытом рожденная,

И сладость

 

ТЕННЕР

И сладость, Лиззи. Будем пить портвейн!

 

ЛИЗЗИ

Но эта сладость души не бодрит.

Она согреет грудь полустарухи,

Вернет на время бурное дыханье.

К щекам прихлынут молодости краски.

Но час любви пройдет, и старческая кожа

Обвиснет, как мешок опустошенный.

И обозначатся заботы резче,

Чем прежде.

 

ТЕННЕР

Как прикажешь мне принять

Тебя, о несговорчивая Лиззи?

 

ЛИЗЗИ

Английский сидр. Шипучее вино.

Мы будем вечер проводить втроем.

 

ТЕННЕР

Втроем?

 

ЛИЗЗИ

Втроем.

 

ТЕННЕР

А кто же будет третьим?

 

ЛИЗЗИ

Парнишка Сидр. Неугомонный Сидр.

Ему в бочонке тесном не сидится.

Ему бутылка пострашней темницы.

Он вышибить и вытолкнуть грозится

Затычки, пробки, крышки

 

ТЕННЕР

Кошельки.

 

ЛИЗЗИ

Да, кошельки он предлагает тем,

Кто сидр предпочитает крепким винам.

 

ТЕННЕР

Невинна телом, а умом стара!

 

ЛИЗЗИ

Ведь бережливость разуму сестра!

Я поняла, что надо вылезать

Наверх из ямы.

 

ТЕННЕР

Ну, а сидр причем?

 

ЛИЗЗИ

Притом, что если подружусь с вином

Покрепче сидра, в пропасть угожу.

Принадлежу другим себе служу!

 

ТЕННЕР

(Наливает сидр в бокалы)

Про сидр понятно. Только невдомек,

Причем тут кошелек?

 

ЛИЗЗИ

Когда звенят

Червонцы в кошельках моих друзей

И поскорей спешат сбежать ко мне,

Я веселюсь. Я рада их принять.

 

ТЕННЕР

А их хозяина?

 

ЛИЗЗИ

Вдогонку!

 

ТЕННЕР

Сколько?

 

ЛИЗЗИ

Пять!

Пять золотых.

 

ТЕННЕР

Не много ль? За визит

Мне платят меньше.

 

ЛИЗЗИ

Не торгуйтесь, сэр.

 

ТЕННЕР

Втридорога эксперимент

 

ЛИЗЗИ

Скорей!

Скорей! Кто музыку закажет

Да и заплатит скрипачам сполна,

Тот и напляшется.

 

ТЕННЕР

Бог с ней!

(Отсчитывает деньги)

 

ЛИЗЗИ

Потом спина

Не разогнется целую неделю.

 

ТЕННЕР

Не спину шею гнуть потом придется:

Эксперимент!

 

ЛИЗЗИ

Никак не отстегнуть

Крючки на лифе.

 

ТЕННЕР

Черт меня возьми!

Коль дьявола в себе не пересилю!

Эксперимент!

 

ЛИЗЗИ

Крахмалить предстоит

Чепец и юбку. Лучше их туда на спинку кресла.

 

ТЕННЕР

Как ты сложена!

(Зажигает еще несколько свечей)

 

ЛИЗЗИ

Иди ко мне. Вблизи не нужен свет.

Ты освети меня своей любовью,

А свечи сохрани для медицины.

 

ТЕННЕР

Для медицины я их запалил.

(Ласкает Лиззи, внимательно осматривая ее тело)

 

ЛИЗЗИ

Лечи меня! Твои прохладны ласки.

К источнику не пить ты наклонился,

А лишь вглядеться в гибкую струю.

 

ТЕННЕР

Я просто стар, о Лиззи. И смущен

Твоей молоденькой, как камышинка, шеей,

Твоими напряженными сосками,

Которые глядят по сторонам,

Как глазки серны.

 

ЛИЗЗИ

Говори же, говори!

Ты говорить не прекращай, мой Теннер.

Твои слова рассудок бередят

Сильнее, чем оплаченые ласки.

 

ТЕННЕР

Ни оспинки, ни метки на плечах.

А ноги, груди, руки лепестки

Ромашки.

 

ЛИЗЗИ

Теннер, вижу, ты не прост:

Меня перебираешь, словно четки

Монах. А сам, проказник, норовишь

Врасплох застать неопытную Лиззи

И со спины начать свой дерзкий приступ.

 

ТЕННЕР

(В сторону).

Еще минута, и забуду я

Предназначенье высшее мое.

Прекрасен шеи в спину переход.

Так бег реки заливом обернется

И станет плавным. О, какой изгиб!

 

ЛИЗЗИ

Когда бы не устои ремесла,

Гласящие: будь вежливой с клиентом,

Ушла бы я домой, швырнув червонцы.

Так распалить меня еще никто не смел.

Разденься!

 

ТЕННЕР

Стар для ласки Теннер.

 

ЛИЗЗИ

Дай пробежать горящими губами

По оспинкам лица и шеи. О!

Рубашку скинь

 

ТЕННЕР

Но что это?

Рубцы!

 

ЛИЗЗИ

О, Теннер

 

ТЕННЕР

Оспа?

 

ЛИЗЗИ

Теннер, ты жесток

 

ТЕННЕР

Здесь на спине следы коровьей оспы.

Болела ты?

 

ЛИЗЗИ

Отныне я больна.

Ты заразил меня неутолимым

Желаньем. Для чего ты насмеялся?

Возьми свои картавые червонцы.

Приди ко мне. И растворись во мне.

 

ТЕННЕР

Эксперимент опять не состоится!

Скажи, болела ты коровьей оспой?

Скажи, болела?

 

ЛИЗЗИ

Помнится, девчушкой

В деревне я повадилась корове

Таскать кусочки хлеба, хлеба с солью.

Она шершавым языком лизала

Мои ладони, слизывая с них,

Крупинки соли или крошки хлеба,

А иногда лобастой головой

Моей спины касалась благодарно.

 

ТЕННЕР

Был на спине нарыв?

 

ЛИЗЗИ

Да, но потом прошел.

В тот год в селеньях много полегло:

Отец и мать, и старшая сестра.

 

ТЕННЕР

Сомнений нет. И ты перенесла

Коровью оспу. Я эксперимент

Поставить не смогу.

 

ЛИЗИИ

Утешься, Теннер.

 

ТЕННЕР

Искать другого, кто не повстречал

Губительную страшную болезнь,

Как я когдато. Или миновал

Vaccina naturale. Мне опять придется

Искать другого. Где его найти?!

 

ЛИЗЗИ

Ну, успокойся. Сидра отхлебни.

Я думаю, теперь приготовленьям

Конец. Как ты, мой доктор, ни учен.

Но пять червонцев и бутылка сидра

Свое возьмут.

 

ТЕННЕР

О, Лиззи, ты права:

Коль не на мачты лес, так на дрова!

(Стук в дверь. Не дождавшись ответа, входит Эмми. Лиззи прячется)

Я занят, Эмми. У меня прием.

 

ЭММИ

С вином?

 

ТЕННЕР

Сюда нельзя!

 

ЭММИ

В постель нельзя?

Мне простонапросто хотелось разузнать,

Кто этот вечер с вами коротает,

И кем так разворочена кровать,

Кого в кровати явно не хватает.

 

ТЕННЕР

Ты бредишь!

 

ЭММИ

Правду я хочу узнать.

 

ТЕННЕР

Врачу оправдываться, право, неуместно.

 

ЭММИ

Я верила вам, Эдвард Теннер, долго.

(Видит Лиззи, которая прячется под кроватью. Бьет ее по спине)

Сполна плати! Девица не иголка!

 

ЛИЗЗИ

Подумайте! Так правда необычна,

Когда ее оденут в платья лжи.

Вот скорлупой яичною прикрыта,

Она лисе привидится цыпленком,

А разобьет и пустоту найдет.

 

ЭММИ

За то, что ты, продажная девица,

Взамен раскаянья болтаешь чепуху!

(Снова колотит Лиззи).

 

ТЕННЕР

Ошибка, Эмми!

 

ЛИЗЗИ

Верно!

 

ЭММИ

Ну и птица!

Какие песни пела старику?

 

ЛИЗЗИ

Была я на приеме.

 

ЭММИ

Врешь!

 

ЛИЗЗИ

Болит

Вся поясница.

 

ТЕННЕР

Да, радикулит.

 

ЭММИ

Сейчас пройдусь по этой пояснице

Да так, что доктор больше не приснится!

 

ТЕННЕР

Пойми ты!

Лиззи, вот тебе рецепт.

 

ЛИЗЗИ

(В сторону)

Мне звон червонцев будет утешеньем.

 

ЭММИ

Тварь!

 

ТЕННЕР

Растирайся

 

ЛИЗЗИ

(Обращается к Эмми)

Лучше об отце

Мальчишки ты припомнить постарайся!

(Убегает)

ЭММИ

(Вслед Лиззи)

А ты смоковницей бесплодною пребудь!

Ручьем иссхошим! Ржа

(Слог ржа звучит одновременно с началом реплики Теннера).

 

ТЕННЕР

Ржанье за окном.

В мой дом стучатся.

ЭММИ

Теннер, ты развратник!

 

ТЕННЕР

Задуем свечи.
Дом минует всадник.

(Вслушивается в уличные шумы)

Ну, кажется, отринул гром копыт.

Теперь тебе все объясню подробно.

 

ЭММИ

О, Теннер, Теннер, если в мир загробный

Моя душа без страха полетит

 

ТЕННЕР

Конечно, Эмми.

 

ЭММИ

Если б я могла

Надеяться, что десять лет позора

 

ТЕННЕР

Надежды и труда!

 

ЭММИ

С собою спора

 

ТЕННЕР

И наслажденья!

 

ЭММИ

Приведут к тому,

Что я смогу любить тебя не тайно

 

ТЕННЕР

Еще немного, Эмми, погоди!

 

ЭММИ

Мне было б наплевать на кутерьму,

Которая затеяна с девицей.

 

ТЕННЕР

Родная, подругому погляди

На это все. И перестань браниться.

Я должен провести эксперимент

Для разработки мер предупрежденья

Болезни черной. Только с этой целью

Ищу того, кто оспой не болел.

И не годится тот, кто уцелел,

Как я, изорванный клыками черной оспы.

 

ЭММИ

Тогда, быть может, пригожусь я, Теннер?

Я черной оспой сроду не болела.

Мое лицо

ТЕННЕР

Прекрасное лицо,

Любимое лицо, лицо любимой!

 

ЭММИ

Готова вместо Лиззи я служить.

 

ТЕННЕР

Спасибо, Эмми, мой родной дружок,

Но

(Но из реплики Теннера и начало фразы Эмми звучат вместе)

 

ЭММИ

Нос. Лоб. Щека. И подбородок

 

ТЕННЕР

И ямка под ключицей, где мои

Ютятся поцелуи. И плечо

 

ЭММИ

Нигде следов не сыщешь черной оспы.

 

ТЕННЕР

Но пальцы говорят нам о другом:

Доила ты коров, болевших оспой,

И в легкой форме хворь перенесла.

 

ЭММИ

И потому?

 

ТЕННЕР

В моем эксперименте

Не можете участвовать вы обе.

 

ЭММИ

Она доила, только не коров.

Скорей, быков, которые червонцы

В ее развратный прятали чулок.

 

ТЕННЕР

И я чуть не ошибся. Но едва ли

Эд Теннер, доктор, может допустить

Подобную ошибку, если нить,

Которую прядут богини Парки,

Оставила на коже Лиззи след.

 

ЭММИ

Она болела черной оспой?

 

ТЕННЕР

Нет.

Она перенесла коровью оспу.

А мой эксперимент построен просто:

Тому, кто совершенно не болел,

В царапинку на коже я внесу

Вакцину содержимое нарыва,

Который, как и многие, цветет

На вымени и на сосках коров.

Как землепашец, что зерно посеет,

Я три недели всходы подожду.

Когда назначенный болезнью срок пройдет,

Легко переболевший обретет

Невосприимчивость к пожару оспы черной.

 

ЭММИ

Иль холм могильный, обрамленный дерном?

 

ТЕННЕР

Нет! Бронзу и гранитный постамент

В Историю войдет эксперимент!

 

ЭММИ

И вы меня не бросите?

ТЕННЕР

И люди

 

ЭММИ

Что мне до них!

 

ТЕННЕР

За мною повторят

Повсюду вакцинацию.

 

ЭММИ

Наград

Милее с вами мне соединенье.

 

ТЕННЕР

А мне гипотезы научной подтвержденье!

Послушай, Эмми, что за мысль пришла

В слабеющий рассудок эскулапа

Тот мальчик твой племянник

 

ЭММИ

Смерти в лапы

Хотите, чтоб его я отдала?

 

ТЕННЕР

Царапинка, вакцина и нарывчик.

И заражение контрольное. Успех!

 

ЭММИ

Опомнитесь! Мы с вами не на рынке,

Мы на устах и на глазах у всех!

Мне сон приснился, будто я нагая

В реке ночной на лодке проплываю.

 

ТЕННЕР

С кем?

ЭММИ

С вами. И как будто с нами сын.

 

ТЕННЕР

Сын?

 

ЭММИ

Снилось мне. Привиделось такое.

О, Теннер, ваших не стыдясь седин,

И мальчика, и ярких звезд, я с вами

Прелюбодействовать затеяла тогда

 

ТЕННЕР

Игра фантазии. Не больше.

 

ЭММИ

Нет, беда!

Несчастье ждет нас, Теннер, коль решим

Опасный опыт провести над ним.

 

ТЕННЕР

Но кто же мне поможет, если ты

Не веришь? Разве целой жизни дело

Должно заглохнуть, потому что мелом

Проведена запретная черта?

 

ЭММИ

Скажите, Теннер, если бы ваш сын

В эксперименте этом оказался?

 

ТЕННЕР

На месте Пита? Я б не задержался

С экспериментом ни на миг один,

Чтобы собраться и удар последний

Природе ненасытной нанести.

И не удасться смерти уползти,

Ее настигнет труд мой многолетний.

 

ЭММИ

Так значит все закончится счастливо?

 

ТЕННЕР

И мантия с почетом облечет

Мой стан.

 

ЭММИ

Срок ожиданья истечет.

 

ТЕННЕР

И будет дом.

 

ЭММИ

И сад.

 

ТЕННЕР

Весною сливы

Осыплют землю белой пеленой.

 

ЭММИ

Вы знаменитым станете!

 

ТЕННЕР

А ты моей женой!

 

ЭММИ

А мальчик?

 

ТЕННЕР

Твой племянник? Хочешь, с нами

Останется?

 

ЭММИ

Весь берег валунами

Уставлен. И листами устлан лес.

Кто их рассыпал? Я не знаю, право.

 

ТЕННЕР

Доискиваться глупая забава.

Зачем тревожить глубину небес?

 

ЭММИ

Но мальчик не был послан небесами.

Он был рожден не морем, не лесами

 

ТЕННЕР

Твоим речам не вижу я конца.

 

ЭММИ

Ребенок должен обрести отца!

Согласна я на этот страшный опыт

С условием

 

ТЕННЕР

Любое я приму,

Когда смогу исполнить.

 

ЭММИ

Слышали вы топот

За окнами?

 

ТЕННЕР

Я, Эмми, не пойму,

Какая связь меж топотом случайным

И мальчиком? И этим обещаньем?

 

ЭММИ

Случайным? Нет! За мною гнался Джон.

 

ТЕННЕР

Глупец.

 

ЭММИ

Усыновить согласен он

 

ТЕННЕР

Мальчишку?

И опять прервется нить,

Протянутая мной с таким упорством.

 

ЭММИ

О, разум, благо ль ты при сердце черством?

 

ТЕННЕР

И все сорвется?

Я приму любое

Условие.

 

ЭММИ

Желание такое
Поет в душе моей, как птица, звонко.

Вы, а не Джон, подарите ребенку

Свою фамилию. Он будет продолжать

Профессию врача.

 

ТЕННЕР

Не вправе надевать

Ты на меня подобные оковы.

 

ЭММИ

А тот, кто предназначен врачевать,

Ужели вправе подвергать другого

Опасности?

 

ТЕННЕР

Вдруг, Эмми, ты права,

И сам Господь послал мне испытанье?

И что, если отцовские права

Приятье добровольного страданья?

Как Авраам, я буду искуплен.

Исполню, Эмми,

Теннер будет он.

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Картина третья

 

Постоялый двор. Видны одновременно оба этажа: верхний с комнатой, в которой сидят Эдвард Теннер и Ричард Персон, и нижний трактирный зал с фермерами, проезжими торговцами, девицами, среди которых Лиззи. За отдельным столиком Джон, сын мельника. Время от времени занавес или освещение выхватывают то верхний, то нижний этажи. Сейчас освещена комната, в которой остановился Ричард Персон, доктор медицины. На нем мантия члена Королевского Общества, парик. Эдвард Теннер в поношенном сюртуке, без парика.

 

ТЕННЕР

Так неожидан ваш приезд в селенье,

Заброшенное Богом и людьми,

Лежащее на бедном побережье

Клокочущего Северного моря.

О, достославный доктор Ричард Персон,

Я счастлив

 

ПЕРСОН

Вам сердечно благодарен

За добрые слова и за прием,

Оказанный в гостинице прекрасной.

Меня пугали тем, что мне придется

Снимать у фермера коморку. Посудите

Вы сами, Теннер, сено и овчины

Не лучшая постель для королевских

Ученых.

 

ТЕННЕР

Я к себе

Вас приглашал, достопочтенный доктор,

Но вы не захотели.

 

ПЕРСОН

Я не смог

Воспользоваться вашим приглашеньем.

Поймите же, коллега, наконец,

Как щекотливо наше положенье:

С одной и эта сторона плоха,

Как крыша прохудившегося дома,

Да, с этой, столь ужасной стороны

Вы лекарь, удостоенный диплома

Столичной школы медицинской, вы

Поклявшися вослед за Гиппократом,

Отцом, столпом, светилой медицины,

Важнейший принцип врачеванья исполнять,

Гласящий: Врач, не повреди больному!

Вы, кто обязан об руку идти

С духовным пастырем, врачуя тело,

Как душу он врачует, исходя

Из заповедей христианской догмы,

Вы

 

ТЕННЕР

Стоит ли, коллега славный, долго

Так объяснять провинности мои?

Я чист перед людьми. А Бог простит,

Как он простил великому Гарвею

Преступное открытие могил

Для вскрытья трупов.

 

ПЕРСОН

Бог его простил.

 

ТЕННЕР

Движенье крови в теле он открыл.

А я открыл движенье жизни, путь,

Препятствующий смерти повернуть

Корабль человеческой судьбы

К подземным водам Стикса.

 

ПЕРСОН

Да, Гарвей

Играл ва банк отчаянной своей

Судьбой. И всетаки рискуя, знал,

Что победителя минует наказанье.

Судья учтет его заслуги и старанья.

В конце концов он не живых вскрывал:

Исследовал пустые оболочки

Душ отлетевших.

 

ТЕННЕР

Вот и мы до точки

Последней добрели. Так, значит, я

Тем виноват, что оживлял не трупы,

Что смерть к живым пытался не пустить

Тем, что хотел ужаснейшую нить

Прервать. Что черной оспы

Гноящиеся струпья выжигал

Еще тогда, когда она заразой,

Неслышной, как эфир,

Невидимой для глаза,

Смертельным ядом от больных текла

К здровым.

 

ПЕРСОН

Вот и привела

Нас истина к конечной точке.

В сравненье с вашими невинные цветочки

Гарвея опыты. Вы ягоды греха

Отведать пожелали.

 

ТЕННЕР

Чепуха!

Простите, сэр,

Всему виною виски.

И всетаки, достопочтенный доктор,

Я протестую! Я безгрешен, чист

Пред Богом и людьми!

 

ПЕРСОН

И королем?

 

ТЕННЕР

И королем, и королевой, и

Всем Королевским Обществом научным,

Пред лордами считайте их поштучно!

Пред судьями пускай они мои

Изучат выкладки, расчеты и догадки.

Мой верен путь. Я не играю в прятки

С природой.

 

ПЕРСОН

С равнодушною природой

Еще поладить можно, но с людьми,

Таящими вражду, поладить сложно.

Из ваших мест получено письмо

 

ТЕННЕР

Донос?

 

ПЕРСОН

В котором пишет аноним,

Что лекарь Теннер, обольстивший Эмми,

Коровницу, использовал свою

Любовную интригу для того,

Чтоб заразить приблудного ребенка,

Происхождение которого туманно,

Коровьей оспой, а потом привить

Ему и оспу черную, нарушив

Евангелие и закон страны.

 

ТЕННЕР

Донос!

 

ПЕРСОН

Донос? Ну, как сказать, скорее

Я склонен анонимное письмо

Предупрежденьем дружеским назвать.

Предупреждением от бед того,

Кто лишь из скромности лицо открыть стыдится.

Нет, он ваш друг.

 

ТЕННЕР

Нас обступают лица

Таких друзей. Нам некуда бежать

От преданности их, предательством вспоенной.

 

ПЕРСОН

Вам видится все взором воспаленным.

Но главное: успели вы начать

Эксперимент?

 

ТЕННЕР

Решающий?

С мальчишкой Питом?

 

ПЕРСОН

Сударь

(Слуга приносит жаркое, расставляет тарелки, убирает пустые бутылки, ставит на стол еще одну бутылку вина).

Да не греми же ты, болван, посудой!

Преступный опыт начали ужель?

 

ТЕННЕР

Семь дней назад. Меня святая цель

Избавить человечество от оспы

Оправдывает.

 

ПЕРСОН

Но не избавляет

От виселицы, коли пожелает

Господь позвать мальчишку в небеса.

 

ТЕННЕР

Не мог иначе я. Погибших голоса

Кричали мне и плакали, и звали

К решающему опыту.

 

ПЕРСОН

Едва ли

Погибшие от оспы оправдать

Перед судом вас смогут.

 

ТЕННЕР

Испытать

Обязан я все средства для спасенья.

Смерть подступила к нашему селенью.

Я должен, я обязан их спасти

Во имя памяти семьи моей. Нести

Мне ношу горестную до последних дней.

 

ПЕРСОН

Да, да! Жена и Пит любимый сын.

Я знаю, Теннер. Но зачем же чашу

Судьбы переполнять? Сегодня ваша

Судьба на чашу брошена весов.

 

ТЕННЕР

Я не могу задвинуть на засов

Дверь совести моей, как двери кабинета.

Я верю в вакцинацию. Вот это

Записки. В них мой опыт обобщен.

 

ПЕРСОН

Лишь победитель может быть прощен!

(Теннер спускается в трактирный зал. Садится среди фермеров. Лиззи любезничает с Джоном, убедившись, что Теннер потерял к ней интерес).

 

ГРЕЙВ

Дожди, дожди последнюю неделю,

А время рожь косить.

 

ГИГЛ

Глоточком эля

Пора нам глотки снова оросить.

 

ГРЕЙВ

Тебе бы, Гигл, и дождь, и снег, и росы,

И реки, и озера, и ключи

Все превратить в спиртное.

 

ГИГЛ

Промочи

Глоточком эля поскорее глотку,

Почувствуешь и дождь, и снег, и рай

Земной в трактирном этом зале.

 

ГРЕЙВ

Пожалуй, выпьем. Если б не вязали

Обязанности перед всем, что есть

На ферме, если б есть

Не требовали дети, куры, овцы,

Коровы, если б не вязали рук

Обязанности перед желтой рожью,

Нескошенною, и перед землей,

Которую засеять предстоит,

Чтоб новый круг обязаностей тяжких

Крестьянской жизни начинать сначала.

Поверь мне, Гигл, приятель детских игр,

Гулянок молодецких собутыльник,

Я бы не выпускал стакана из

Руки и целый день ласкал бы кружку

Так горячо, как по ночам подружку,

Тем более теперь, когда вокруг

Гуляет оспа. Помнишь, старый друг,

Бывало

 

ГИГЛ

(Прерывает Грейва)

Подойди поближе, Лиззи!

Присядь к нам, Лиззи! Выпей с нами.

 

ЛИЗЗИ

Я

Не развлекаюсь никогда с двумя

Одновременно.

 

ГИГЛ

Мы попеременно!

 

ЛИЗЗИ

К тому же, джентльмены, неизменны

Мои привычки. С парнем холостым

Я поболтать могу за кружкой сидра.

А вы женаты оба.

(Отходит от них)

 

ГРЕЙВ

Ну и выдра!

Сама непрочь рыбешку половить

В водице мутной.

 

ТЕННЕР

Можно ли присесть

За стол к достопочтенным джентльменам?

 

ГИГЛ

О, доктор Теннер! Вам ли говорить

И спрашивать на это разрешенья?

Тому ли, кто от нашего селенья

Отводит постоянно оспу злую.

Да, кажется, приди вы в ночь глухую,

В разгар посева, в праздника разгул,

Для каждого из нас всегда вы первый гость.

Грейв, старина, подвинь скорее стул

Для доктора.

 

ЛИЗЗИ

(Со злостью)

Псам деревенским кость

Милее, чем роскошная грудинка.

 

ТЕННЕР

(Оборачивается на голос Лиззи)

О, Лиззи, девочка, иди к нам в серединку

И кость и злость зальем стаканом сидра.

Ты любишь сидр. Иди сюда скорей!

 

ДЖОН

(Кричит изза своего столика)

И стариков немного разогрей,

Чтобы к своим супружеским постелям

Они разгоряченными поспели.

Хотя, простите, доктор, виноват!

Вдовец он все равно, что неженат:

Свободен развлекаться, целоваться

На сене, на перине, на полу,

В лесу, в лугу, на берегу морском,

В таинственном врачебном кабинете

Свободен соблазнять. За трюки эти

Он платит золотом и серебром.

 

ТЕННЕР

Разгоряченный злобой и вином,

Джон, ты несправедлив. Но я не стану

Здесь женщину публично называть,

Изза которой должен так страдать

Ты, Джон, что поддался самообману

И вынужден меня подозревать

В грехах, в которых я, увы, безгрешен.

Но прав ты, Джон, что в злобе безутешен.

Что проку в ревности! Будь хоть полупомешан

От бешенства, тебе ее не взять

Ни силой, ни деньгами.

 

ДЖОН

Повешен

У Черного Утеса, ты пугать

Прибрежных чаек будешь, соблазнитель.

И день и час ты будешь проклинать, когда увидел Эм

 

ТЕННЕР

(Прерывает Джона)

М мы в первый раз

Беседуем. И право же, Джон Миллер,

Все это не для посторонних глаз,

Ушей и разговоров. Лучше нас

Самих никто нас, право, не рассудит.

Готов тебя в любое время видеть,

Где пожелаешь.

 

ДЖОН

Слово джентльмена?

 

 

ГРЕЙВ

Не соглашайтесь, доктор!

 

ДЖОН

На измену

Они толкают вас.

 

ТЕННЕР

Трусливый пасс

Я, слава Богу, никогда не делал.

 

ЛИЗЗИ

Неужто ссориться еще не надоело?

Я вам спою американский вальс,

Его мне показал матрос со шхуны,

Из Бостона пришедшей.

 

ГИГЛ

Звонче струны!

Пронзительней, волынка, завывай,

Чтобы забыть полынный привкус ссоры.

 

ГРЕЙВ

Мы во хмелю все до скандала скоры.

 

ГИГЛ

Ну, Лиззи, свой американский вальс давай!

 

ЛИЗЗИ

(Поет)

Ветер гонит волну,

Ветер бьет в паруса,

Ветер в море уносит любовь.

На причале стою,

И в печали ловлю

Голоса, голоса вновь и вновь.

 

Это чайки кружат,

Это чайки кричат,

Ждать тебя на причале велят.

 

А вчера мне волна

Твой платок принесла,

Мной повязанный шейный платок.

Ты прощаясь со мной,

Подарил мне цветок,

Я тебе повязала платок.

 

Это чайки кружат,

Это чайки кричат,

Ждать тебя на причале велят.

 

Как понять твой привет?

Может, это совет

Позабыть про любовь и цветы?

Или в глуби морской

Ты нашел свой покой,

Унося наши клятвы с собой.

 

Это чайки кружат,

Это чайки кричат,

Ждать тебя на причале велят.

 

ПЕРСОН

(Выходит на галлерею над трактирным залом).

Какие здесь таланты! Право я

Незамедлительно б пустился в танец.

 

ЛИЗЗИ

Что же

Препятствует вам, сэр?

 

ПЕРСОН

Дела дороже.

 

ЛИЗЗИ

Но я моложе самых срочных дел!

 

ПЕРСОН

Да, вы моложе и прелестней дев,

Которых я встречал во время странствий.

 

ЛИЗЗИ

Спускайтесь к нам, иначе я погибну

От скуки. Джон мне сразу надоел

Своею злобной ревностью.

 

ПЕРСОН

А Теннер?

 

ЛИЗЗИ

Он бродит по трактиру мрачной тенью

Все потому, что с оспой день и ночь

Воюет. Но никто ему помочь

Уже не в силах.

 

ПЕРСОН

Вы такого мненья?

 

ЛИЗЗИ

А вы другого?

 

ДЖОН

Мельницу с именьем

Вокруг плотины. Все, что получу

В наследство. Все доходы и проценты

Давнишних, нынешних и предстоящих дней

Я прозакладывать готов. Запас гиней,

Который я скопил в морях далеких,

Сейчас же выложу на общую попойку,

Коль я сегодня им головомойку
Здесь не устрою. Теннер норовит,

Храня таинственный и важный вид,

Всех девушек окрестных перещупать,

И Эмми в том числе. А этот павиан

За лиф заглядывает к Лиззи, как в стакан

Пьянчуга. Одного поколочу.

Обоих правилам приличья научу.

Эй, Теннер!

 

ТЕННЕР

Доктор Теннер! Что еще

Ты хочешь мне сказать, Джон Миллер?

 

ДЖОН

Хочу сказать? Нет, говорю уже,

Кричу на весь трактир, на всю округу,

Открыто заявляю, что твое

Врачебное искусство шарлатанство!

Что те, кто согласятся на прививки,

Подкуплены тобой! Что ты развратник,

Проникший, как лиса, в чужой курятник,

В селенье наше, что

 

ТЕННЕР

Что?

 

ГРЕЙВ

Джон, заткнись!

Кто спас твою сестру от горлового

Нарыва?

 

ГИГЛ

Доктор Теннер!

 

ТЕННЕР

Что за жизнь?!

 

ГИГЛ

А твоего отца от геморроя

Кто избавляет?

 

ГРЕЙВ

Доктор Теннер!

 

ТЕННЕР

Что я

Скажи, тебе плохого сделал, Джон?

 

ДЖОН

Оставь в покое Эмми!

 

ЛИЗЗИ

Что за чушь?

Я думала, изза меня скандальчик.

 

ПЕРСОН

Из всех присутствующих я один паймальчик,

Готовый ради вас, миледи, глушь

Переносить.

 

ТЕННЕР

(Джону)

Ты всетаки, подлец,

Открыл насмешкам и позору имя Эмми.

Так берегись! Я должный исправлять

Увечья, череп твой проклятый раскрою!

(Хватает бутылку, которую Джон ловко вышибает из рук Теннера и наносит ему сильнейший удар кулаком. Теннер падает без чувств)

 

ДЖОН

За Эмми! За сестру! И за отца!

Еще добавить?

(Фермеры оттаскивают Джона, помогают Теннеру подняться)

 

ПЕРСОН

(Спускается с галлереи в зал)

Надо молодца

Приличью обучить и за коллегу,

Повергнутого наземь, отомстить!

Не правда ль, джентльмены?

 

ЛИЗЗИ

Уносить

Вам лучше ноги, сэр, да побыстрее

Отсюда. Неужели вам милее

Без чувств лежать в трактире на полу,

Чем чувства ублажать со мной в постели?

 

ПЕРСОН

(Становится в классическую боксерскую стойку)

На бокс, Джон Миллер, вызываю!

 

ДЖОН

Пустомеля!

Франт лондонский! Заморский павиан!

Хвастун! Девиц трактирных соблазнитель!

Снимай парик и сбрасыай кафтан.

А вы, болваны, образуйте ринг. Родитель

Меня не зря в Ньюкастл посылал

Для обученья грамоте. Там бокса

Приемы я настолько перенял

У одного парняги, что побойся!

Я в тысячах таверн портовых дрался.

Так берегись, болван, ты сам нарвался.

Ты будешь скоро обработан так,

Что

 

ПЕРСОН

Что ж, посмотрим, кто положит лак

На чей портрет быстрее. Бокс!

 

ДЖОН

Вперед!

 

ТЕННЕР

(Пытается прорваться к боксирующим).

Остановитесь, Персон! Он убьет

Вас. Нам ведь предстоит работа:

Эксперимент!

 

ДЖОН

О, как же мне охота

Ученую расквасить рожу!

 

ПЕРСОН

Хук

Слева! Снизу в челюсть апперкот!

В сплетенье солнечное бью!

 

ДЖОН

О, мой живот!

(Падает без чувств).

 

ПЕРСОН

Ну, что же вы! Хоть ктонибудь считайте!

(Окружающие в недоумении смотрят на валяющегося без чувств Джона. Персон считает сам, раскачивая рукой, как маятником часов).

Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять!

Нокаут! Бой закончен. Поднимайте

И приводите в чувство.

 

ЛИЗЗИ

Жаль до слез

Мне Джона. Рухнул, словно сноп соломы

С телеги.

 

ДЖОН

(Открывает глаза. Находит в толпе Теннера)

За все ты мне ответишь, старый пес!

(Уходит)

 

ТЕННЕР

Вы, Ричард Персон, обладатель двух дипломов:

Боксера и врача!

 

ПЕРСОН

Коллега, кто карьеру

Задумал сделать в нашем королевстве,

Тому придется прибегать к уму

И кулаку одновременно. Или

Труды его умрут под слоем пыли.

Но вы не безнадежны. Посмотрел

Я ваши выкладки, ученые записки.

В них чтото есть. Да, несомненно, есть!

 

ТЕННЕР

Коллега, вы мне оказали честь

И кулаком и словом.

 

ПЕРСОН

Виски?

ТЕННЕР

Виски!

 

К содержанию           |          Все поэты

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Картина четвертая

 

Лужайка перед домом Теннера. Солнечное летнее утро. Теннер и Персон в легких полотняных рубашках занимаются боксом. Персон показывает Теннеру основные приемы ведения боя.

 

ПЕРСОН

Основа боя крепко на ногах

Стоять. Для этого боксеру

Необходимо отработать стойку.

 

ТЕННЕР

Ах, что я воробей иль сойка,

Чтобы на полусогнутых скакать

Ногах! Мы тренируемся с рассвета.

 

ПЕРСОН

Всего лишь сотая частица это

Того, что надо вам для боя знать.

Эксперимент закончится, и в Лондон

Я возвращусь. А вам здесь предстоит

Общаться с Джоном Миллером.

 

ТЕННЕР

Вдруг лорда

Почетным титулом меня вознаградит

Король за избавление от оспы.

И я в столичном Университете

Профессорское место получу?

 

ПЕРСОН

Закройте рот, прикройте нос. Хочу

Я научить вас, Теннер, быть готовым

К ударам, неожиданным и новым.

Хук, апперкот теперь вам по плечу!

А свинг необходимо, как свечу,

Гасить коротким и прямым ударом.

 

ТЕННЕР

О славе возмечтать больным и старым

Смешно. Но временами я лечу

В воображеньи над землей, над морем,

Над ручейками радости, над горем,

Окутавшим всю жизнь мою. Лечу,

Минуя все границы и каноны.

 

ПЕРСОН

Избавь Господь нас миновать законы

И билли королевства.

 

ТЕННЕР

Научу

Врачей бороться с оспой черной смертью

При помощи безвредной и простой

Прививки матерьяла из коровьей

Обычной оспинки, которая ничуть

И в прежние года, и в наше время

Коровниц не страшила.

 

ПЕРСОН

Этот факт,

Коллега, стал основою основ

Ученья вашего. Да, вызывает восхищенье

И одобренье сей парадоксальный взгляд,

Когда из яда вы противояд

Задумали готовить. Разрешенье

На этот первый ваш эксперимент

Из Лондона прислали. Но момент

Одной оплошности, ошибки иль промашки!

Учтите, Теннер, никакой поблажки!

Должны весь бой победно довести

Вы до нокаута. Иначе унести

Придется вас вперед ногами с ринга.

 

ТЕННЕР

О, где же справедливость, чтоб соринка

Могла всей жизни труд перечеркнуть!?

Но слава справедливости! Мальчишка,

Племянник Эмми, Пит вполне здоров.

Он перенес прививку превосходно

Вакцины. Ровно десять дней, как Пит

Находится под наблюденьем вашим.

Я внес ему в царапину на коже

Гноящиеся струпья от больного,

Скончавшегося перед тем от оспы.

А Пит попрежнему играет, ест и пьет,

Как всякий мальчик в возрасте его.

Он по утрам обычно прибегает

К нам на осмотр. И вы ему, милорд,

Даете шоколадную конфету.

 

ПЕРСОН

Коллега, мне пеняете за это,

Мол, я его совсем избаловал.

Да, кстати, он еще не прибегал?

 

ТЕННЕР

Нет. Странно. Солнце жарит, что есть силы.

Скажика, Лиззи, Пита не было?

 

ЛИЗЗИ

Нет, сэр.

 

ТЕННЕР

Тогда иди. И приготовь нам бекон

Поджаристый с глазуньей.

 

ЛИЗЗИ

Я сейчас

(Уходит)

 

ТЕННЕР

С тех пор, как вы ко мне переселились,

Я взял на время Лиззи в услуженье.

С ней к лучшему случилось измененье:

Она за вами ходит, словно тень.

 

ПЕРСОН

(В сторону)

Ночь взял себе, а мне оставил день!

Каков хитрец!

(Теннеру)

Сказать по правде, Теннер,

Вначале я Ну, что там говорить

Вначале я развлечься был непрочь

С девчонкой этой. И она, как будто

Авансов надавала мне сполна:

Трава, волна, июльская луна,

Романтики дешевой атрибуты!

Конечно же, обещанная ночь

 

ТЕННЕР

Все правда. В чем же дело, доктор Персон?

Еще в студенческие годы вы любили

Играть в ночные игры, отвлекаясь

От нудного зубрения костей,

Рецептов, процедур, симптомов,

Чувствительных рецепторов на коже

Больных, предпочитая изучать

Чувствительные зоны на губах

Красоток.

 

ПЕРСОН

И на шее, на груди!

Да мало ли еще местечек нежных,

Придуманных природой для мятежных

И робких игр?!

 

ТЕННЕР

Так в чем же дело, Персон?

Вы холосты. Она благоволит.

Возрадуйтесь, покуда кровь кипит!

 

ПЕРСОН

Я радоваться рад бы, но она

Красотка Лиззи, только лишь луна

Выходит изза легких облаков

Танцовщицей изза кулис на сцену,

Как только наступает темнота,

И я под всяческим предлогом зазываю

Ее ко мне: то свечи запалить,

То чай подать, постель переменить,

Она исполнив просьбу, убегает

Тотчас из комнаты моей, как будто

Долг нежности другому исполнять

Спешит.

 

ТЕННЕР

Долг исполнять спешит другому?

Кому же, Персон?

 

ПЕРСОН

Кроме нас двоих

Мужчины в этом доме не ночуют.

 

ТЕННЕР

Постойтека, коллега, не хочу я

Понять вас так, как будто бы ко мне

Ревнуете вы горничную Лиззи?

Не правда ль?

 

ПЕРСОН

Поклянитесь, Теннер, жизнью

Того, кто всех дороже вам вдвойне,

Мальчишки Пита жизнью поклянитесь,

Что вы с красоткой Лиззи не резвитесь

Вдвоем в постели жаркой при луне?

 

ТЕННЕР

Я? С Лиззи? Я уверен был, что вы

С ней предаетесь сладкому безумью.

Ах, если бы вы знали

 

ЛИЗЗИ

Вот глазунья

И бекон. Кофе. Гренки.

 

ПЕРСОН

Но увы!

 

ЛИЗЗИ

Глазунью, бекон, гренки, кофе завтрак

В последний раз я подавала вам,

Сэр доктор Теннер и сэр доктор Персон.

Я ухожу.

 

ТЕННЕР

В чем дело, Лиззи?

 

ЛИЗЗИ

Дело просто в том,

Что не за тем пришла я в этот дом,

Чтобы стирать, варить, мести и гладить.

 

ТЕННЕР

Я ничего не понимаю. Бога ради

Скажи яснее, Лиззи.

 

ЛИЗЗИ

Мы потом

Продолжим обсуждение предмета

Научного.

(Собирается уходить)

 

ТЕННЕР

(Догоняет Лиззи)

И всетаки скажи,

Чем я тебя обидел? Если хочешь,

Вперед за целый месяц уплачу.

Я понимаю, у тебя расходы:

Платочки, платья, кремы, что еще?

Колечки, туфли, баночки, румяна,

Ну ты сама, конечно, лучше знаешь,

На что тебе понадобятся пенсы

И шиллинги, а может быть, и фунты!

Все пригодится девушке, привыкшей

К себе вниманье привлекать.

 

ЛИЗЗИ

Болтать

Зачем нам, доктор, попусту с утра,

Когда больных вам обходить пора.

Но знайте, что ни деньги, ни подарки

Меня к вам в дом, Эд Теннер, привлекали.

 

ТЕННЕР

Аааа! Доктор Персон? Он небезразличен

Малышке Лиззи!

 

ЛИЗЗИ

Если бы с земли

Я подбирать опадыши хотела!

Но я принадлежу душой и телом

Вам, доктор Теннер, это вы зажгли

Во мне такой огонь, что я не в силах

Принадлежать другому. Эдвард милый,

Для вас я здесь, а вы так повели

Себя, как будто я бесчувственная кукла.

Я к вам, а вы стремитесь от меня

Скорее запереться в кабинете,

Где (помните?) касались пальцы эти

Моей спины и шеи, и груди.

 

ТЕННЕР

Так вот в чем дело? Лиззи, уходи

Тогда скорее. Лиззи, ты ошиблась

Я как тебе попроще объяснить?

Я не за этим здесь. Я должен нить

Болезни вытянуть. Ужели непонятно?

Я не за тем живу на свете. Пятна

На солнце не на платье выводить

Мне суждено судьбой. Саму природу

Исправить предназначено, а ты

 

ЛИЗЗИ

А я теперь я поняла, какая

Мне роль предоставляется в игре,

В потехе балаганной, в карнавале,

Где все плывут по кругу карусели,

А доктор Теннер из фигур кружащих

Выхватывает жертву, не срывая

С ее лица хохочущую маску.

Не все ль равно, кто обладатель маски!

Кружилась бы метелью карусель,

Волынки выли, шамкали шарманки.

От каждого в игре своей Эд Теннер

Лишь требовал безвольного круженья,

Участия в запретном представленьи.

Но я, любезный доктор, не хочу

Быть глупой куклой в вашем карнавале!

Хочу, чтобы вы наконец узнали,

Как ненавижу вас и как хочу!

 

ТЕННЕР

Вот оборот! Вот терра инкогнита!

Вот женская натура и душа!

Казалось бы, перед тобой открыта,

Доступна в меру, в меру хороша,

Готова флиртовать с любым пройдохой,

С трактирным посетителем любым:

С матросом, фермером, торговцем, выпивохой,

С коричневым, зеленым, голубым,

С невротиком (изза жены унылой),

С психотиком (от карточных долгов),

С аптекарем или коллегой милым

Блестящим Персоном И вот финал каков!

Ей, видите ли, нужен Эдвард Теннер!

В его корявой роже и руках,

Изрытых черной оспой, видит Лиззи

Намек на фантастическое буйство

Страстей. Каков воображенья ход!

Подумайте не лекарский доход

И не трактирный озорной народ,

А чувства ей понадобились. Чушь

Какая! Если каждый фермер

И фермерская дочка, и жена,

Старуха древняя, и юная соплячка,

Ниспосланная волею судеб,

Мне в пациентки!? О, врачебный хлеб!

Коль всякая задира и гордячка,

Бегущая ко мне с прыщем, болячкой,

Прострелом, геморроем и горячкой,

Болями в горле, животе, местах

И вовсе неприличных для огласки,

И если каждая из них захочет ласки,

Тогда меня настигнет полный крах.

Позвольте ж мне, милорды и миледи,

Старухи, старики, девицы, дети,

Позвольте, юноши и зрелые мужи,

Матроны и невесты. Хороши

Вы были бы, и я был бы хорош,

Когда б врачебный долг свой ни во грош

Не ставил. Нет! Давайте разберемся:

Я вас лечу. Вы платите. Привет!

А здесь другое. Здесь эксперимент,

Вершина здесь врачебного искусства,

Здесь неуместны чувственность и чувства,

Мой разум уводящие с пути

Кристальной истины. Лети же прочь! Лети
Любое чувство, кроме чувства долга

Перед скорбящим человечеством. Иголка

Моих страстей да сгинет во стогах,

И пагубная страсть в ушке игольном

Застрянет, как верблюд с горбом многоугольным.

Пребудут страсти мелкие в долгах

Перед изгибами прелестных ножек,

Наклоном спин или мерцаньем кожи,

Округлостями в бедрах; и в губах

Запрятанной и откровенной страсти.

Сгинь сатана!

 

ЭММИ

О, Теннер!

 

ТЕННЕР

Эмми, здравствуй!

 

ЭММИ

Меня под утро охватил внезапный страх.

Еще вчера

 

ТЕННЕР

Пит болен?

 

ЭММИ

Пит вчера

Был весел вечером. Он, засыпая, сказку

Просил пересказать про гномиков. Но ласку

Мою привычную отвергнул перед сном.

А ночью

ТЕННЕР

Ночью что?

 

ЭММИ

Он бредил. Жаром

Дышало тело. Дьявольским пожаром

Горел он и просил все время пить.

Что делать, Теннер, если сохранить

Нам не удасться жизнь его? Проклятью

Мы будем с вами преданы. Ведь мы

Таким грехом повязаны отныне.

Скорее помогите же ему!

 

ТЕННЕР

А сыпь?

 

ЭММИ

Что сыпь?

 

ТЕННЕР

Сыпь разлилась по телу?

 

ЭММИ

Нет, кажется. Но бредит и горит

Огнем.

 

ТЕННЕР

Коллегу подождем.

 

ЭММИ

Погибнет Пит!

 

ТЕННЕР

Мы вместе с Персоном, посланцем короля,

Осмотрим мальчика. И если суждено,

То он умрет, но только не от оспы.

От оспы оградит его вакцина.

 

ЭММИ

О, Эдвард Теннер, я прошу скорей,

Немедленно отправиться к нему,

Ребенку нашему, к племяннику, хотела

Сказать я, моему, который нашим

Спасением и светочем теперь,

Как будто стал с тех пор, как обещали

Меня назвать женой и дать ему

Вы имя Теннер.

 

ТЕННЕР

В случае, когда

Эксперимент удачей завершится.

А если смерти суждено случиться

Но нет! Не мог настолько ошибиться

В расчетах я!

 

ЭММИ
Он не умрет, наш Пит?

 

ТЕННЕР

От оспы не умрет, я знаю точно.

Моя теория противосмерти прочно

На жизненной материи стоит

Так, как труды великого Ньютона
Верны материи космической законам.

 

ЭММИ

Скорее, доктор! Умирает Пит!

 

ТЕННЕР

Мне, Эмми, нужно Персона дождаться,

Чтоб вместе с ним в причине разобраться

Такого осложненья. Не должно

Случайное, как дождь, заболеванье

Эксперимента уничтожить зданье,

Которому по праву стать дано

Великим храмом новой медицины

 

ЭММИ

Поторопитесь! Если бы вы сына

Подвергли зараженью?

 

ТЕННЕР

Все равно

Не отошел бы от своей программы.

 

ПЕРСОН

(Входит)

В такое утро что еще за драмы

Разыгрываются, когда вино

Струится в нежном травяном настое,

В цветах, в листах, и в пересвисте птиц?

Нет! Если бы не надобно страниц

Мне заполнять в отчете ежедневно,

Часами я бы пропадал в лесу

Сосновом, что к пустынному заливу

Спускается с песчаного холма.

Нет, господа! Вначале я с ума

Сходил от скуки. Было так тоскливо

Без Лондона, без общества, без тех

Красавиц, что всегда приветить рады

Блистательного доктора. К тому ж

Смотрел я на заданье короля,

Как на тяжелый труд неблагодарный.

Но постепенно, Теннер, я привык

К необходимости вникать в язык

Расчетов, сделанных за десять лет блужданья,

Круженья, вдохновенья и страданья.
Да, да страданья. Вы страдали так,

Что выстрадали дерзкую победу,

Которую английские врачи,

Парламент, нация, король, весь белый свет

Вовеки будут помнить, как теперь

Все люди помнят подвиг Прометея.

Но, Эмми, вы в слезах! Что, Теннер, с нею?

Моя торжественная речь вас проняла

До слез? Вы плачете от радости, что случай

Вас свел с великою гипотезою? Слезы

Восторга льете?

 

ЭММИ

Я боюсь, что Пит

Умрет. Но нет! Господь нам сохранит

Ребенка.

ТЕННЕР

Пит от оспы не умрет!

Здесь доктор Персон. Он со мной пойдет

И мальчика осмотрит, чтоб в отчет

Внести симптомы, подтверждающие мысль,

Что патология, приведшая к провалу

Эксперимента суть не оспа.

 

ПЕРСОН

Как сказать

 

ТЕННЕР

Уверен!

 

ПЕРСОН

Natura variabile!

 

ТЕННЕР

Наука

Бездумную природу обуздает

И разуму людскому подчинит!

 

ПЕРСОН

А если разум управлять не в силах

Природой необузданной?

 

ТЕННЕР

О, разум

Тогда хотя бы осознать способен

Ту грань, где проявлется бессилье

Его перед безумною природой,

Чтобы начать движение вперед

С той самой грани, где он остановлен.

 

ЭММИ

Зачем слова, когда ребенку плохо?

Скорее!

 

ПЕРСОН

Я, признаться, не совсем

Уверен, что поймут в высоких сферах

Все ваши, Теннер, философские приемы,

Когда, не приведи Господь, случится

Недоброе с ребенком. Смерть есть смерть.

И эту смерть никто иной, как вы,

Коллега, вызвали прививкой оспы.

 

ТЕННЕР

Стойте!

Куда спешите вы? Зачем слова и слезы

Пустопорожние бросаете на ветер?!

Он должен жить! Скорее делать, Персон,

Давайте для него все, чем искусство

Врачебное нас одарило.

 

ЭММИ

Теннер,

Я вас прошу ради всего святого:

Спасите мальчика!

 

ТЕННЕР

Так к делу, Персон, к делу!

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Картина пятая

 

Дом священника. Вечер. Стук в дверь. В кабинет священника входит Джон Миллер.

 

ДЖОН

Святой отец, снимите тяжкий грех!

 

СВЯЩЕННИК

Джон Миллер? Ночью! Разве до утра

Исчезну я или грехи исчезнут,

Что ты через пустоши и овраги

Ко мне спешил полуночной порой?

 

ДЖОН

Вы, слава Господи, пребудете во здравье.

Грехи мои останутся со мной,

Но

 

СВЯЩЕННИК

Ночь пройдет, и о грехах при свете

Июльского сияющего солнца

Мы вдосталь натолкуемся и даже

Грехи рассмотрим, как ван Левенгук

Разглядывал микробов, а Коперник

Планеты изучал при помощи системы

Линз.

 

ДЖОН

Лизз? Я с Лиззи не грешил.

Хотя, пожалуй Хотел и с ней.

 

СВЯЩЕННИК

Ты, сын мой, поспешил.

Грехов несуществующих пожары

Гасить не станем. Говори о том

Огне греха, что угрожает дом

Спалить твой, Джон.

 

ДЖОН

Мудрено вы, отец,

И книжно выражаетесь, а мне

Матросу, проторчавшему в морях

И потерпевшему в порту родимом крах,

Совет ваш нужен.

 

СВЯЩЕННИК

Сын мой, говори.

 

ДЖОН

В округе нашей (мельница отца

Сюда же примыкает), в нашем графстве

Невесты не найдете лучше Эмми.

Я увидал ее среди подруг

И положил себе на ней жениться.

 

СВЯЩЕННИК

Ее?

 

ДЖОН

Кого?

 

СВЯЩЕННИК

Мы говорим об Эмми,

Владелице молочной фермы. Ты

Опрокинул Эмми на спину, и в этом

Твой грех?

 

ДЖОН

Я согрешил не в действиях, а в мыслях.

 

СВЯЩЕННИК

Говори! Всю правду мне открой!

 

ДЖОН

Давнымдавно

Хотел жениться я на Эмми, и она

Была ко мне нежна, покуда Теннер,

Эд Теннер лекарь не поселился здесь,

В округе нашей. С этих пор она

Ко мне переменилась. До того

Дошло, что люди видели, как Теннер

Из дома Эмми на рассвете выходил.

 

СВЯЩЕННИК

Ты веришь слухам, ну а самто видел?

 

ДЖОН

Вначале я не верил, но потом
Призналась Эмми, что меня она

Не любит больше. Что теперь пришелец

Меня в ее девичьем сердце заменил.

Тогда не выдержал я горя и позора,

Бежал из дома. Стал морским бродягой.

Я думал, утоплю любовь и ревность
В стакане виски. Десять лет в морях

Провел я, но вернувшись осознал,

Что не могу я жить без Эмми. Как

Мне поступить, скажи, отец, на милость?

 

СВЯЩЕННИК

Но почему же ненависть к нему

Поныне тянется? Ведь столько лет прошло

С тех пор?

 

ДЖОН

Я сам не верил до того, отец мой.

Как Теннер вдруг при людях мне признался

В трактире.

 

СВЯЩЕННИК

Но ведь это болтовней

Могло быть, вызванной излишком эля.

Куда ей куролесить! Каждый день

Она, как пчелка, в поле от цветов

Летает к улью. Эмми от коров

Спешит домой, чтоб присмотреть за сыном

Сестры покойной.

 

ДЖОН

Я и говорю.

Ему негоже без отца расти.

Так вот я и надумал предложить

Взять Эмми в жены и его усыновить.

 

СВЯЩЕННИК

Так в чем же грех твой, Джон? Благое дело

Задумал ты. Ужели грех твой в том,

Что ты когдато с Эмми развлекался

Давнымдавно?

 

ДЖОН

 

И в этом тоже грех.

 

СВЯЩЕННИК

С тебя снимаю эту тяжесть, сын мой.

Тем более, что жертвуешь ты щедро

На церковь нашу.

 

ДЖОН

Но еще не все!

 

СВЯЩЕННИК

Как! Ты еще пожертвовать собрался?

Не оскудеет длань дающего на церковь!

 

ДЖОН

Конечно же, отец мой, я приход

И церковь не забуду. Подаянье

Получите сверх меры, если то,

Что я задумал, сбудется.

 

СВЯЩЕННИК

Аминь!

 

ДЖОН

Еще не все грехи тебе открыл

И следствия грехов.

 

СВЯЩЕННИК

Так открывай!

И от богатств щедроты отрывай,

А я с грехами быстро разберусь.

 

ДЖОН

Вы Лиззи невзначай упомянули?

 

СВЯЩЕННИК

Ах, сын мой, сын мой, ты привязан прочно

К опаснейшему племени. Одна,

Другая Так со счета можно сбиться!

 

ДЖОН

Я с Лиззи стал гулять, чтобы забыться.

Она моложе Эмми, весела,

Охоча до нарядов и прогулок.

 

СВЯЩЕННИК

В воскресный день? Под строгим взглядом старших?

 

ДЖОН

И в будни. И ночами. И в тиши

Таких укромных мест, что даже черт не сыщет

Не то что посторонний взгляд

 

СВЯЩЕННИК

Однако!

 

ДЖОН

Девица хоть куда!

 

СВЯЩЕННИК

Ты согрешил? Признайся!

Ты, греховодец, вместе с грешницей страдал?

Стонал, терзался, корчился, вопил,

Как будто бы тебя на сковородках

Поджаривали. А она тебя

Царапала, кусала, словно ведьма,

Не чувствуя (куда ей во грехе!)

Стыда от ласк своих преступных? Совы,

Нетопыри, коты, гадюки, псы

Ночные разбежались, испугавшись

Козлиной пляски вашей. Правда, ведьма,

Принявшая обличье Лиззи, скачет,

Как мерзкая козлица?

 

ДЖОН

Мой отец,

Наставник и спаситель, это правдой

Возможно было бы, но Лиззи до греха,

Вернее, до того, чтоб согрешил

Я с ней, меня не допустила.

 

СВЯЩЕННИК

Что?

Такого парня? Быть не может!

 

ДЖОН

Правда!

Как только доходило до того

 

СВЯЩЕННИК

Нуну!!!

 

ДЖОН

Почти до самого начала

 

СВЯЩЕННИК

Греха?

 

ДЖОН

Пускай, повашему, греха,

Она как будто бы меня не замечала,

Была задумчива, как будто бы мечтала,

Что с нею окажусь не я, а тот,

Кто механизм мудреный заведет,

Шкатулочку с мелодией волшебной,

Или шарманку, или жернова,

Вращаемые не рекой иль ветром,

А чемто, что мне, видно, не понять,

Тот механизм, что мне не разобрать

Ей Лиззи нужен только доктор Теннер!

 

СВЯЩЕННИК

Да, тут механика иная. Ключ другой.

Ты можешь быть и толстый и худой,

И длинный, и короткий, и щекастый,

И нос морковкой, тыквой голова,

Молчун, болтун, храбрец, гуляка, трус,

Бродяга, рыцарь, богатей, бедняк!

Но если ключ к шкатулочке подходит,

Она такую музыку заводит,

Что даже мертвый спляшет краковяк

Веселый танец, что сюда из Польши

Добрался, из страны, где, я слыхал, и больше

И позабористей подобные ключи,

Чем в Англии. Девицы горячи

От этого. Но я греха не вижу

Ни с Эмми и ни с Лиззи. Разве грех

Быть молодым? И я, мой сын, прости,

Не уловлю теперь, куда ты клонишь.

Хотел взять Эмми и усыновить

Ее племянника? Хотел развлечься с Лиззи?

Так поскорей женись, а до того,

Как женишься, пляши и развлекайся!
Но только, ради Бога, не старайся

Понять хитросплетения всего,

Что меж людьми накручено. Пытайся

Простить.

 

ДЖОН

Святой отец, я не могу

Простить того, кто мне во всем помеха.

Я Теннера вовеки не прощу.

И в этом грех мой тяжкий. Отомщу

Ему за все: за Эмми и за Лиззи,

За мой позор, и за людские сплетни.

 

СВЯЩЕННИК

А если все улажу? Получу

Согласье Эмми выйти замуж, можешь

Поклясться мне, что ненависть свою

Утихомиришь?

 

ДЖОН

Да. И обещаю

Пожертвование внести такое,

Которого не видел до сих пор

В округе нашей ни один приход.

 

СВЯЩЕННИК

Иди, мой сын. Иди с прощеньем в сердце.

Я постараюсь все уладить с Эмми.

 

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Картина шестая

Дом Эмми. В комнате, часть которой отгорожена ширмой, Теннер и Персон. Эмми находится за ширмой, где лежит Пит.

 

ПЕРСОН

Надежды никакой, а вы твердите,

Что все это случайность, что игра

Природы неразумной.

 

ТЕННЕР

Как хотите,

Коллега, но я снова осмотрел

Ребенка. Ни малейшего намека

На то, что оспой вызваны симптомы

Его болезни. Но

 

ПЕРСОН

Одышка, кашель,

Жар, заставляющий так биться сердце,

Как будто это жаворонок вольный,

Попавшися в жестокие тенеты.

 

ТЕННЕР

О, Господи, ну что же? Что же это?

Не мог я так позорно ошибиться!

Озноб, одышка, сердце, словно птица,

Колотится. И бред.

 

ПЕРСОН

Надежды нет.

Конечно же, коллега, столь прискорбно

Признать, что не удался опыт ваш,

И что оружье против оспы черной

Еще фантазия, догадка, вольность, блажь!

Да, блажь и вольность против медицины,

Ее канонов и ее основ.

 

ТЕННЕР

Нет! Против мракобесов и ослов,

Очковтирателей, поителей водицей

Святой, доителей больных.

Нет, мой эксперимент во славу медицины!

В первооснове не ошибся я.

Как будто ядовитая змея

Подкралась и ужалила его,

Когда он заражение легко

Преодолел и неуклонно поправлялся:

Болтал, гулял, играл, скакал

 

ПЕРСОН

Купался.

Да, кажется, без спросу убеждал

К заливу Пит за сутки до того,

Что с ним случилось ухудшенье.

 

ТЕННЕР

Кто вам

Сказал об этом?

 

ПЕРСОН

Лиззи.

 

ТЕННЕР

Боже мой!

И вы молчите, Персон. Вот причина!

Вот новая болезнь! Вот та змея,

Что мальчика ужалила. Теперь

Есть алиби теории моей.

Что б ни случилось, истина жива.

 

ПЕРСОН

А мальчик?

 

ТЕННЕР

Мальчик может умереть,

Но не от оспы. Горловой нарыв,

Тиф, дифтерия, пневмония, сап

Да мало ли причин покинуть эту

Обитель кратковременную, где

Мы встретились на миг. Но не от оспы!

Не остановит оспопрививанья

Случайной смерти странная причина.

 

ЭММИ

(Выходит изза ширмы)

А если бы спасать от смерти сына

Пришлось вам, доктор Теннер?

 

ТЕННЕР

Знаешь ты,

Что смерть встречал я на пороге дома.

Она, принявшая обличье черной оспы,

Меня лишила сына и жены,

Как ни сражался с нею.

 

ЭММИ

И теперь

Вы Пита влед отправите за ними?

Еще бы: он чужой! А если вдруг

И в этом вы жестоко ошибались?

 

ПЕРСОН

Я выйду подышать. И заодно

Отчет продолжу.

 

ТЕННЕР

Не забудьте, Персон,

Включить догадку о болезни новой,

Эксперимента ход нарушившей.

(Персон выходит из дома)

 

ЭММИ

Простите

Меня Я Эдвард В голове моей

Перемешалось все: обман и правда,

Интрига, лицедейство и злодейство.

Я заблудилась. Питер умирает.

Я виновата перед ним, а вы,

Эд Теннер, виноваты предо мной,

Толкнув меня на это преступленье.

Но виноваты ль перед Богом вы,

Я до конца не смею разобраться.

Ведь вы всего не знаете про нас,

Про Питера и про себя в связи

Со мной и Питером, и Джоном

 

ТЕННЕР

С ним?

 

ЭММИ

Да.

 

ТЕННЕР

Рассказывай, но только подожди,

Я к Питу загляну.

(Уходит за ширму. Вскоре возвращается)

 

ЭММИ

Что?

 

ТЕННЕР

Я услышал хрипы.

Как будто бы спадает жар. И пот

Предутренней росою проступил.

Но он в беспамятстве.

 

ЭММИ

О, Господи, спаси!

Пред вами виновата я. Теперь

Хочу открыть всю правду вам. Быть может,

Мое раскаяние и мои терзанья

Помогут Питу выжить.

 

ТЕННЕР

Говори.

Еще до первой утренней зари

Есть время. Кажется, наступит кризис,

И все решится: кто был прав.

 

ЭММИ

Крупица

Надежды есть?

 

ТЕННЕР

Склоняюсь я к тому,

Что это воспаленье легких. Ночь

Для мальчика и вправду станет утром

Иль тьмой могильной станет навсегда.

 

ЭММИ

О, горе мне! О, страшная беда,

Которую сама я накликала,

Чтоб Пит обрел законного отца.

 

ТЕННЕР

Не понимаю, Эмми. До конца

Ты разве все о Пите не сказала?

Всю правду? Иль я прежде слышал ложь?

 

ЭММИ

О, Теннер, если бы сама я знала,

Десятилетней где истории начало?

В его лице я вижу два лица.

В руках, в фигуре, в говоре, в походке

Я сходство нахожу то с тем, а то с другим:

То с ненавистным мне, то с дорогим.

Как будто бы плыла я ночью в лодке,

И каждый берег зазывал к себе,

И каждый был уставлен камышом,

Туманом занавешен, одинаков.

И никаких я не видала знаков.

И проплывала мимо нагишом

Я ночью в лодке по реке пустынной.

 

ТЕННЕР

Сейчас не время сны разгадыать. Полынной

Настойки приготовь. И мне подай пиявки.

Оттока крови я добиться попытаюсь

От легких. Вот оно теперь

Решающее время наступило,

Когда сама угроза смерти, дверь

К предельной истине врачу приотворила.

 

ЭММИ

Священник говорил, что снова Джон

Мне замуж предлагает выйти, а ребенка

Усыновить готов. Но поклялись вы,

Когда проклятый завершится опыт,

(О, Господи, спаси его! Спаси!)

Вы обещали мальчика признать

Своим.

 

ТЕННЕР

Поклялся. Только бы он выжил!

А там наладится.

 

ЭММИ

Но я не вижу

И дальше выхода. Все те же берега,

Закутанные мглою и туманом,

И камышом, и двойственным обманом.

 

ТЕННЕР

Обманом? Бредишь ты. Устала ты.

Еще бы! Ночь за ночью беспрестанно

Ты у постели Пита. Отдохни.

Поспи немного.

 

ЭММА

Эдвард, мы одни,

И я должна теперь открыть всю правду,

Которая мешает мне понять,

К какому берегу туманному пристать,

И от кого мне получить награду
За истину и за святую ложь.

 

ТЕННЕР

Ну, говори же! Тайна, словно нож,

Приставлена к груди моей. А впрочем,

Какие тайны могут быть, когда

Моей теории грозит беда.

Рассказывай, да только покороче!

 

ЭММИ

Вы помните, когда пришли сюда?

 

ТЕННЕР

Да, десять лет прошло. Я те года

Запомнил, словно странный сон. Но это

Все было до того, как я решил

Обосноваться здесь.

 

ЭММИ

А я без сил

Лежала в малярийной лихорадке.

 

ТЕННЕР

Чередовались приступы, припадки.

Но хина и припарки, и любовь

Твоя к цветам, деревьям и коровам,

К ручьям весенним, к солнцу помогла

И тяжкую болезнь превозмогла.

 

ЭММИ

Я ожила. Вы про любовь сказали,

Цветы, ручьи, коров, весну назвали.

Все правильно. Но главная любовь

Была к тому, кто день и ночь упорно

Меня спасал от приступов повторных.

Я полюбила вас.

 

ТЕННЕР

Любовь? Все вздор!

Вначале благодарность. А с тех пор

Утеха, перешедшая в привычку.

 

ЭММИ

Я полюбила вас.

 

ТЕННЕР

Беру в кавычки

Твои слова, как и мое лицо

В кавычках ям и шрамов. Разве можно

Урода полюбить?! Оставим ложный

Ход мыслей. К делу перейдем скорей.

Пит в кризисе. И ктото у дверей

Толчется. Или это с моря ветер?

Или сын мельника, матрос. Всего на свете

Я ожидал, но стать его врагом?

Не понимаю. Я был незнаком

С ним даже.

 

ЭММИ

Вас зато он знает

И отомстить за прошлое желает.

 

ТЕННЕР

Какое прошлое? Что общего у нас?

 

ЭММИ

Ну вот и наступил признанья час.

Я полюбила вас. И к вам пришла

Тогда. И с вами до утра осталась,

Хотя за мною Джон сын мельника ходил,

Как тень. И лишь болезнь

Свиданья наши прервала на время.

 

ТЕННЕР

О, женщины! Обманчивое племя!

Как пламя вы колеблетесь свечи:

То холодны с одним, то горячи

С другим. А в сущностито семя

Того или другого все равно

На пашню приготовленнную ляжет,

А солнца благодатные лучи

Или дождя живительные капли

 

ЭММИ

Но Джон преследовал меня. И каждый

Из вас посвоему меня манил.

Джон ласков был и часто говорил,

Что жить не может без меня, что хочет

Жениться. Вы ж во мраке ночи

 

ТЕННЕР

Чтоб ты не видела уродства моего!

 

ЭММИ

Не обещали ровно ничего.

Но с вами, Теннер, хорошо мне было,

Как с Джоном, никогда. Не находила

Я сил порвать тогда ни с кем из вас,

Покуда мир внезапно не погас,

Не превратился для меня в проклятье.

Я поняла, что я беременна. Но кто

Отец? Вы или Джон, не знала.

И от отчаянья и страха убежала

К сестре в рыбацкую деревню.

 

ТЕННЕР

Помню ты,

Как будто бы на год тогда исчезла.

Я, впрочем, не придал значенья. Бездна

Больных. К тому же приступил

Я к сбору данных о соотношеньи

Коровьей с черной оспой. На год? И

Постой, постой! Исчезла из селенья

Почти на год. Постой! Слова твои

Граничат Неужели?

 

ЭММИ

Преступленье
Мы совершили, Эдвард!

 

ТЕННЕР

Говори!

А, впрочем, нет! Молчи! Мой сын?

 

ЭММИ

Или его?!

Не знаю я.

 

ТЕННЕР

О, Господи! О, Боже!

Там сын, мой сын лежит на смертном ложе.

 

ЭММИ

Иль Джона.

 

ТЕННЕР

Не сказала ничего

Ты мне. Вот грех. Вот наказанье!

 

ЭММИ

Боялась я, что за мое признанье

Меня вы бросите. Я не могу без вас.

 

ТЕННЕР

Ведь это сын. И он почти угас.

Как ты могла?

(Бежит к Питу)

 

ЭММИ

Я удержать хотела

Его и вас.

 

ТЕННЕР

(Возвращается)

Испариною тело

Покрылось. Я преступник!

ЭММИ

Это я

Во всем виновна. Это я металась

Между любовью, страхом и желаньем

Вас сохранить обоих.

 

ТЕННЕР

Наказанье

Мне послано за что? Ведь если в нем

Есть хоть возможность быть моим. Огнем

Моей остывшей крови стать. И если

Он мой ребенок, если это он,

Мой сын, о Эмми, если все это не сон,

А правда, ужасающая правда,

Что я вот так судьбой вознагражден,

Что мне опять жестокая награда

За то, что истины коснулся я, от ада

Решившись человечество спасти

Прости меня, любимая, прости.

(Уходит к Питу. Возвращается)

Забудь о Джоне. Это наш ребенок.

Наш мальчик. Мой воскресший сын. Наш Пит.

Я позову священника. Хочу

Тебя назвать своей женой. И сына

Вновь обрести. Прости меня, прости.

(Теннер уходит. Эмми одна. Время от времени она заходит к Питу за ширму. Возвращается)

 

 

ЭММИ

Дыхание ровнее, словно он,

Мой мальчик, чувствует, что скоро совершится

То таинство, к которому стремится

Моя душа десятый год. Но стон

Я слышу. Это Пит.

(Уходит за ширму. Возвращается).

Водицы

Глотнул. И снова в забытье исчез,

Как будто бы вокруг дремучий лес,

И сквозь него не может он пробиться.

Но снова стон? Иль осторожный стук?

Звон бубна? Или колотушки звук?

Кто там ночной порой в окно стучится?

(Выглядывает в окно. Выходит на крыльцо. Возвращается с бродяжкой, одетой в разноцветные лохмотья. У бродяжки в руках погремушкиколотушки и бубен. Лицо бродяжки обезображено следами оспы, рябое лицо. Это Джозефина, жена Теннера)

 

ДЖОЗЕФИНА

Я в бубен бью, я колочу, стучу,

Пою, пляшу, хозяев развлекаю.

 

ЭММИ

Кто вы?

 

ДЖОЗЕФИНА

Великая актриса. Вам такая

Вовеки не встречалась. Я плачу

За кружку молока и миску каши

Тем, что берусь развеять мысли ваши

Своей игрой и пеньем.

 

ЭММИ

Не хочу

Я нынче никакого развлеченья.

Вы для других поберегите пенье.

Что до ночлега я вам постелю

И досыта вас накормлю. Налью

Вам кружку молока. Присаживайтесь здесь.

Вот каша, молоко, прошу попить, поесть.

 

ДЖОЗЕФИНА

Спасибо, милая. Но в чем причина слез?

 

ЭММИ

У нас больной ребенок в доме.

 

ДЖОЗЕФИНА

Пес.

Огромный, злобный в этот дом занес

Болезнь.

 

ЭММИ

Нет, право, я не знаю.

 

ДЖОЗЕФИНА

Пес

С душой такой жестокой, как утес,

Унес покой из дома.

 

ЭММИ

Я не понимаю.

 

ДЖОЗЕФИНА

Пес,

Поганый, чей лохматый черный хвост

На линии судьбы моей полос

Натыкал множество таких, что даже звезд

Предначертания корежат вкривь и вкось.

 

ЭММИ

Пожалуйста, попейте молока

Еще.

 

ДЖОЗЕФИНА

Как далека

Моя дорога по следам проклятым

Пса дикого, который утащил

Когдато мальчика.

 

ЭММИ

Поспите, милая, и наберитесь сил.

А я пойду, мне надо снова к Питу.

Ложитесь здесь.

 

ДЖОЗЕФИНА

Я с вами. Пес сердитый,

Меня увидев, уберется прочь.

 

ЭММИ

Поспите, милая.

 

ДЖОЗЕФИНА

Минует эта ночь,

И пес отпустит мальчика. Вы Питом

Его назвали?

 

ЭММИ

Да.

 

ДЖОЗЕФИНА

А сколько лет

Ему?

 

ЭММИ

Десятый.

 

ДЖОЗЕФИНА

След

Пса привел меня. О, Пит мой, неужели

Я наконецто добрела до цели?

 

ЭММИ

Вам лучше отдохнуть. Сюда был долог путь.

И вы устали, милая.

 

ДЖОЗЕФИНА

Позвольте

Взглянуть на мальчика одним глазком,

А после прогоняйте, убивайте

 

ЭММИ

Ну, коли так, хотя он незнаком

Вам вовсе. Болен тяжко.

(Уходят вдвоем за ширму к Питу. Возвращаются)

 

ДЖОЗЕФИНА

Он бедняжка,

Я знаю, он искусан тем же псом,

Бредовою идеей одержимым,

Который Пита в клочья разорвал.

А после исцарапал, искромсал

Лицо мое. Да так, что даже черти

Пугаются меня. Но я ношу

С собою бубен звонкий, колотушку,

Чтобы в моих ночлегах одиноких

В канавах придорожных, меж могил

На кладбищах, на чердаках, в сараях,

Заброшенных, или в собраньях людных,

В трактирах и на ярмарках, в домах,

Приют мне давших всюду, где я псиный

След, от меня бегущий, замечаю

И где его почти что настигаю,

Везде пою, звеню, стучу, играю,

Чтоб пес, оставив, наконец, добычу

Растерзанного мальчика, бежал,

А я покой свой обрела и сына.

 

ЭММИ

Несчастная. Она сошла с ума!

Но почему актрисой назвалась

И имя Пита повторять взялась?

Мне кажется, я чтото вспоминаю

Но мысли путаются. Доброй ночи вам.

 

ДЖОЗЕФИНА

Да, да. Я засыпаю, засыпаю.

 

ЭММИ

Укройтесь пледом.

 

ДЖОЗЕФИНА

Пса я настигаю.

 

ЭММИ

Как будто в лодке я плыву, нагая.

 

ДЖОЗЕФИНА

Он здесь Он рядом Дом дрожит от лая

(Укрывается с головой. Замирает. Эмми уходит к Питу. Входят Теннер и
священник)

ТЕННЕР

Святой отец, прошу меня понять.

И мне помочь.

 

СВЯЩЕННИК

О, да! Благое дело.

Иначе, разве б вы решились в ночь

Ко мне придти и пригласить сюда.

Но раз решились, обращайтесь смело.

Так в чем же бремя? Поскорей за дело.

И я за облегченье получу

Дар для прихода.

 

ТЕННЕР

Щедро заплачу,

Хоть вы отлично знаете, что платят

Гораздо меньше лекарю, чем вам.

Но я свой годовой доход отдам

За исполненье просьбы.

 

СВЯЩЕННИК

Доктор, хватит!

В чем просьба ваша?

 

ТЕННЕР

В том она, что бремя

Не снять с меня прошу, а нагрузить

На имя Теннера.

 

СВЯЩЕННИК

О, время!

 

ТЕННЕР

Время? Время,

Пожалуй, позднее.

СВЯЩЕННИК

Да полно вам грустить

О том, что пастыря от полуночных бдений

Избавили.

 

ТЕННЕР

Заботой наделив.

 

СВЯЩЕННИК

Лампада скромная и та бросает тени.

И размывает берега прилив.

А я приставлен к стаду, старый пастырь.

И если вдруг заблудшая овца

Во мне защиту обрести захочет,

Ее от бед сумею оградить.

Вы, досточтимый доктор, Эдвард Теннер,

Окажете мне высшее доверье,

Как мне другие прежде оказали:

Хозяйка дома Эмми и матрос,

Пробывший в океане десять лет,

Сын мельника, ее жених, Джон Миллер.

 

ТЕННЕР

Жених ее, Джон Миллер? Невозможно!

 

СВЯЩЕННИК

Давайте, доктор, будем осторожны

В категорических суждениях. Я верю,

Что вы в тайницу отворили двери,

В пещеру совести по имени душа.

Как славно, что без церемониала

В полночный час, когда селенье спит,

Мы честно поглядим в глаза друг другу,

Два лекаря. Один врачует тело,

Болящее, другой болящий дух.

 

ТЕННЕР

Святой отец, но я не расположен

Вступать в полемику о двуедистве

Души и тела. Мне согласье нужно

 

СВЯЩЕННИК

Гармония, единство и согласье

Не есть ли, доктор, элементы счастья?

 

ТЕННЕР

Я беспокою вас, святой отец,

Чтоб получить духовное лекарство.

 

СВЯЩЕННИК

Духовное лекарство для кого?

 

ТЕННЕР

Для мальчика. Для сына моего.

Он болен. И для матери ребенка.

Она была моей женой все время,

Пока я здесь живу.

 

СВЯЩЕННИК

Кто он? И кто она?

 

ТЕННЕР

Он Пит. А Эмми мать его, жена

Моя.

 

ДЖОЗЕФИНА

(Едва высунув голову изпод пледа, бормочет, скорее, сама с собой)

А я?

 

ТЕННЕР

Отныне. В эту ночь

Решается судьба ребенка, Пита,

Которого я сам в пучину ввергнул

Страданий

 

ДЖОЗЕФИНА

Пес!

 

ТЕННЕР

Которые избавят

Других от оспы. Я прошу меня

Считать его отцом и мужем Эмми.

И всех троих объединить, согласно

Законам нашей англиканской церкви,

Как Теннера семью.

 

ДЖОЗЕФИНА

А я пою

И в бубен ударяю. И свою

Молитвузаклинанье повторяю:

Пес,

Огромный, злобный в этот дом занес

Болезнь!

Пес,

С душой, такой жестокой, как утес,

Покой унес!

Пес,

Поганый пес, лохматый черный хвост.

До звезд погост

 

ТЕННЕР

Чей это голос?

 

СВЯЩЕННИК

Ветер за окном.

Давайте, Теннер, с бременем покончим:

Я с вашим одиночеством, а вы

С доходом годовым. Дела, увы!

 

ТЕННЕР

Знаком. Как шелест утренней травы

Там, перед домом в Лондоне, тайком

Воскресным утром шелест за окном,

И перезвон кофейника и чашек,

И Пита голосок. И этот голос. Краше

Я музыки не слышал никогда.

 

ДЖОЗЕФИНА

Унес грез пес звезд слез

Беда, беда

Унес пес звезд слез пес

Я слышу лай.

Прощай, мой мальчик Пит,

Прощай, прощай!

 

СВЯЩЕННИК

Что с вами, доктор? Словно отключились

На миг. А ночь к рассветным петухам

Плывет. Да, кстати, ваш соперник Джон,

Вернувшийся из плаваний, зовет

К себе и мальчика и Эмми.

 

ТЕННЕР

Передам

Святой отец, пожертвованье вам.

Я Эмми позову. Скорее, Эмми!

(Эмми выходит к Теннеру и священнику)

 

СВЯЩЕННИК

Гинеи здесь звенят.

 

ДЖОЗЕФИНА

Его на цепь сажают.

Черный пес.

Ученый пес.

 

ЭММИ

Ворочается. Ей

Спать не дает.

 

ТЕННЕР

Как Пит?

 

ЭММИ

Сошел почти что жар. Я простынями

Пот, выступивший за ночь, осушила.

 

ТЕННЕР

Любимая моя. И сын мой милый.

Он выжил. Вместе будем мы, любимая моя!

 

СВЯЩЕННИК

И будут Теннеры одна семья!

 

ДЖОЗЕФИНА

Но я твоя

 

СВЯЩЕННИК

Согласны ли вы, доктор Эдвар Теннер

Взять в жены Эмми Браун?

ТЕННЕР

Да, согласен

Взять в жены и еще назвать

Ее племянника своим законным сыном!

 

СВЯЩЕННИК

Вы Эмми Браун, станете ль женой

Эдварда Теннера?

 

ДЖОЗЕФИНА

(Громко)

Со мной,

Со мной одной такой же голос твой.

Ночной струной звенел такой родной.

О, сердце, не стучи и не пылай!

Родной ночной лохматый черный лай

 

СВЯЩЕННИК

Свят, свят!

 

ТЕННЕР

Кто ты?

 

ДЖОЗЕФИНА

Я Джозефина,

Бродячая актриса. Лес дремучий

Мне занавес. Широкие поля

Мне сцена. Листья бьют

В ладони от восторга.

Мне сова суфлирует.

Собаки

Бездомные подтягивают песню.

Вороны хрипло каркают. И дятел

Бьет в барабан. А бубны, колотушки,

Трещетки и дуделки отгоняют

Чертей, которые все норовят пролезть

На представление мое бесплатно.

 

ТЕННЕР

О, Эмми, Эмми, что со мной? В глазах

Круги, как будто вижу мутный омут,

А из него торчит ужасный лик,

Одетый в маску ведьмы.

 

ДЖОЗЕФИНА

И старик,

Пес шелудивый с рожей, испещренной

Когтями чертенят своих ребят,

На представление мое прорваться хочет,

Ладонилистья обрывает злобный кочет

 

ТЕННЕР

Что хочет мне сказать она? Ее

Лик безобразный вижу я впервые.

Но голос, голос!

 

СВЯЩЕННИК

Сгиньте, духи злые!

Давайте, дело завершим свое

И препроводим бедную кликушу

В лечебницу.

 

ДЖОЗЕФИНА

Лай глуше, глуше, глуше,

А голос твой звучит ясней, ясней.

О, кто ты, коль не муж мой, Эдвард Теннер?

Кто голосом твоим заговорил?

Кто так твое лицо преобразил,

Что не узнать тебя?

 

ТЕННЕР

Отец святой, я с ней

Как будто был Ты ль это, Джозефина?

 

ДЖОЗЕФИНА

Кто ты? Тот с голосом твоим не смог мне сына

Из пасти пса ужасного спасти.

 

ТЕННЕР

Я Эдвард. О, прости меня, прости!

Тогда не знал я, как бороться с оспой.

О, Господи, что сделала болезнь

С твоим лицом, светившимся, как солнце,

С твоею шеей, гибкой, и руками,

Пленительными?!

 

ДЖОЗЕФИНА

Теннер, наконец,

Тебя настигла я!

Конец Сердец Подлец

 

ТЕННЕР

Подлец? Что говоришь ты, Джозефина?

Я невиновен пред тобой и Питом!

Несчастнейший из всех, спасти задумал

Людей от смерти, а его не смог

Я сохранить. О, страшная моя

Судьба. Я невиновен

В том, что не знал в то время путь к спасенью.

Быть может, только это потрясенье

Мой разум осветлило.

 

СВЯЩЕННИК

Да, семья

Становится запутанной: племянник,

Джон, Эмми, Джозефина, Эдвард Теннер.

Не много ль действующих лиц? Пожалуй,

Повременим с венчаньем.

(Священник уходит)

 

ТЕННЕР

Смерти жало

Пытался вытащить, сам чуть не умер я.

Ты к нам пришла как раз, когда повторно

Судьба всей жизни разрешится вдруг.

И затрубят торжественные горны,

Или оружье выпадет из рук

Моих. И стану я, как ты, бродягой,

Презренным, проклинаемым людьми.

И свой провал я буду горькой флягой

Глушить.

 

ЭММИ

Опять стучатся в дверь.

Разбудят Пита

(Уходит за ширму)

 

ТЕННЕР

Я снова у разбитого корыта.

Нет, Эмми, неразлучны мы с тобой!

Поправиться он должен. Над землей

Лучи рассветные.

 

ПЕРСОН

Привет вам!

 

ЭММИ

(Вбегает, смеясь и плача)

Мальчик мой,

Мой Пит, наш Пит, наш сын родной проснулся,

Пить просит и отца к себе зовет.

О, Эдвард Теннер, я люблю тебя!

 

ПЕРСОН

Вперед!

Сэр Эдвард Теннер, доктор медицины,

Почетных званий предстоящих кавалер

 

ТЕННЕР

Мой друг и наблюдатель, я ведь сына

Обрел.

 

ЭММИ

О, счастье!

 

ДЖОЗЕФИНА

Дыр бур щир

Мне некого выслеживать. И с бубном

Кого теперь отпугивать? Зачем?

Я ухожу.

 

ЭММИ

Постойте!

 

ТЕННЕР

С нами будешь

Здесь жить.

 

ДЖОЗЕФИНА

Я ухожу совсем, совсем.

(Уходит)

 

ТЕННЕР

Любимая!

(Обнимает Эмми)

 

ЭММИ

Мне жаль ее.

 

ДЖОН

(Врывается в дом)

Прекрасно!

Священник рассказал, что вы напрасно

Кружили голову бедняжке Эмми, что

За вами числятся грехи такие, Теннер,

Которые придется разбирать

Суду присяжных. Впрочем, нам решать

Не это надо. Верно, Эмми? Скоро

Сыграем свадьбу.

 

ПЕРСОН

Это вы, который

Однажды попытался погасить

Удар мой точный челюстью своею?

 

ДЖОН

А вамто что за дело?

 

ПЕРСОН

Я посмею

Официально, сэр, вам заявить,

Что Эдвард Теннер, гордость медицины,

Не побоявшийся родному сыну

Вакцину, им открытую, вводить,

А следом черной оспой заразить,

Такой скачек в науке совершил,

Что как бы он до этого не жил,

Какие бы ошибки, нарушенья

От общих правил и привычек отклоненья

Не сделал, он Закон не преступил.

Ему теперь, поверьте, хватит сил

Преодолеть и мненья и веленья.

 

ЭММИ

Прости нас, Джон. Оставь нас. Покормить

Пойду я сына.

 

ПЕРСОН

Доктор Теннер нить

Впервые вытянул, чтобы предохранить

Людей от зараженья. В лабиринт

Запутанный вошел без страха.

 

ДЖОН

Финт

Напрасно отработал я для боя

Боксерского, чтоб отомстить ему. Но он

Не кулаком, а разумом силен.

 

ЛИЗЗИ

(Вбегает)

Джон, за тобою

Все утро я гоняюсь по селенью.

Ну сколько дважды сдвоенною тенью

Тебе за Эмми, мне за Теннером ходить?

Поехали на ярмарку кутить!

Крутить себя в колесах каруселей,

Кружить, плясать, покуда от веселья

Не онемеют ноги, голова

Не закружится.

 

ПЕРСОН

Лиззи, вы едва

Меня узнали. Может приключиться,

Что я уеду в Лондон.

 

ЛИЗЗИ

В добрый путь!

 

ДЖОН

А коли доведется заглянуть

Когданибудь сюда, к нам с Лиззи приезжайте

На мельницу.

 

ПЕРСОН

Что слышу я?

 

ЛИЗЗИ

Давайте

Тот самый вальс, заморский вальс споем.

 

ДЖОН

В последний раз придется петь втроем.

 

ТЕННЕР

А за окном рассвет. И окоем

Огромный горизонта. Вижу в нем

Путь, уводящий в дальний путь познанья,

Где вместе бродят счастье и страданье.

 

КОНЕЦ

 

1974198419982009 МоскваПровиденсБостон

 

К содержанию           |          Все поэты

 

Давид Шраер-Петров, США, 2009. Все права защищены.